mops.by
  Главное Меню
  Главная Страница   
  О питомнике   
  Достижения питомника
  Новости
  Вязки
  Щенки. Предложения
  Результаты выставок
  Наши контакты
  Ссылки
  Наш баннер

Наш диагноз точен и жесток
И болезнь, увы, неизлечима...
Взяв однажды в руки поводок,
Вы поймете этому причину!



Добро пожаловать


Купить щенка, собаку. Вязка собак. Питомники собак. Заводчики собак. Выставки собак в Минске, Молодечно, Бресте, Витебске и др. городах Беларуси.







MiniDog.info Top



Рейтинг Сайтов YandeG

Rating All.BY

Яндекс.Метрика









Каталог на TIGA.BY, а также  новости, работа, объявления, фото и многое другое

Каталог TUT.BY

Белорусский рейтинг MyMinsk.com



free counters


Литературная страничка.


1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        



Баллада поводырю

1. Слепой

Их окружили за деревней,
Когда, спалив её дотла,
Они к спасательным деревьям
Несли разбитые тела.

Душманы лопались от злобы,
Их гневу не было границ,
Парням сломали руки, рёбра,
Глаза им выжгли из глазниц.

Насквозь пропитанные кровью,
От ярости осатанев,
Ребят в заброшенный колодец
Столкнули, как в могильный склеп.

Клонился день в закат кровавый,
Кружило стаей вороньё
Над русскими, что так бесславно
Нашли пристанище своё.

Четыре трупа из колодца
На третьи сутки извлекли.
Им больше не увидеть солнца,
И неба, и родной земли.

Глаза солдат сухими были.
Чужая дикая страна,
Для многих станешь ты могилой.
Всегда будь проклята, война!

Но что-то вдруг зашевелилось,
И от кровавого комка
Рука живая отделилась,
И пальцы вздрогнули слегка.

Пятнадцать суток без сознанья,
В глубокой коме, в чёрном сне.
Вся жизнь, весь холод мирозданья -
Над ним, в могильной тишине.

Врачи руками разводили:
Уж сколько дней ни жив, ни мёртв.
Его ведь из кусочков сшили,
А он, смотрите-ка, живёт!

Тянулись долгие недели,
Болели кости, ныли швы,
А он, как будто, в самом деле,
Себя не чувствовал живым.

Ему повязку не снимали,
Но он на ощупь угадал,
Что там, под мокрыми бинтами,
Лишь окровавленный провал.

Что свет дневной и сумрак ночи
Теперь едины для него.
Слепой. Слепой! - какая горечь,
Какая в этом слове боль!

За что? За что он принял муки?
За что он потерял глаза?
И в искалеченные руки
Не может даже ложку взять?

За чьи амбиции крутые,
За принцип дьявольский какой
Платили парни молодые
Такою страшною ценой?

И вот последняя страница
Его больничного листа.
Теперь он может возвратиться
Домой, в знакомые места.

Неплохо, но ведь мать-старушка
Не инвалида вовсе ждёт.
Надеется, что он, вернувшись,
Семью, детишек заведёт.

Найдёт хорошую работу,
Построит ладный, крепкий дом,
И в нём счастливые заботы
Своим польются чередом.

А он - слепой! И в одночасье
Вся жизнь зачёркнута к чертям.
Какой там дом? Какое счастье?
Какая может быть семья?

Пока привык на ощупь в доме,
Он всю посуду перемыл.
Дом стал чужим и незнакомым,
Стал чёрным и враждебным мир.

Слепой замкнулся, стал черствее,
И жалости не принимал.
Часами мог лежать в постели,
Угрюмым, молчаливым стал.

И люди стали сторониться -
С ним рядом было нелегко.
А мать и день и ночь молилась,
Но как до Бога далеко!

2. Щенок

Был день и радостный и яркий
В тот безмятежный месяц май,
Когда воскликнула хозяйка:
- Давай, мамаша, принимай!

И тёплый ласковый комочек
К собачьим сунула соскам.
- Ну, ты даёшь! - на пять-то дочек
И только одного сынка!

Упрёк собакой не был понят -
Она старалась, как могла,
А сколько и какого пола -
Уж это не её дела.

А над Купавною шумели
Такие тёплые ветра,
Задорно травы зеленели,
Сирень неистово цвела.

Росли щенки невероятно,
На "Педигри", как на дрожжах.
Росли их животы и лапы,
И конопушки на ушах.

Кобель был самый конопатый,
И, как подсолнух, золотой.
Был неуклюжий, угловатый,
Тяжелый, будто налитой.

И он совсем не зазнавался,
Хоть был из тех, кто с давних пор
Витиевато назывался
Нерусским словом "лабрадор".

Дни незаметно пролетели,
И малышам пришла пора
Узнать, что их на самом деле
Работа трудная ждала.

Им предстояли испытанья,
Где ум и смелость шли в зачет,
Здоровье, выдержка, вниманье,
И много прочего ещё.

Собака быть должна спокойной,
Послушной и не лаять зря,
Чтоб выполнить могла достойно
Нелёгкий труд поводыря.

Щенок прошёл успешно тесты,
Внесён в каталог, в протокол,
Закончилось собачье детство,
Подросток стал учеником.

Наука нелегко давалась,
Пёс был подвижен и умён,
Но трудность в том и заключалась,
Что слишком был активен он.

Ему хотелось прыгать, бегать,
А нужно медленно идти,
Ни кошек, ни собак, ни белок
Не замечая по пути.

А воробей, с куста вспорхнувший
Под самым носом - просто жуть!
Ну как же можно равнодушно
Пройти и глазом не моргнуть?

Но был инструктор непреклонен.
Терпенье, ласка, вкусный корм.
И вот уже по доброй воле
Ему послушен лабрадор.

Охотно выполнит команды,
Подаст перчатку, трость найдёт,
И все опасные преграды
Легко и точно обведёт.

Он от работы был в восторге,
И с красным крестиком овал
Носил всегда так важно, гордо,
Как чемпионскую медаль.

3. Встреча

А над Купавною морозец
Свои развесил кружева.
И электрички звонкий голос
Сюда доносится едва.

А по заснеженной дороге
Усталый, недовольный, злой,
Едва передвигая ноги,
Идёт, держась за мать, слепой.

Он был порядком озадачен,
Сомнений много пережил,
Когда в первичке председатель
Им взять собаку предложил.

Мол, будет друг тебе, помощник,
Сходить в аптеку, в магазин.
Глянь на себя - святые мощи,
А ведь спортивный парень был.

Ходить совсем уж разучился,
С людьми общаться перестал.
Слепой подумал и решился,
И заявленье написал.

Два года ждать он согласился,
Но время даром не терял:
Читать по Брайлю научился
И книги все перечитал,

Где о собаках говорилось,
Как их кормить, и как учить,
Ему хотелось, даже снилось
Скорее вызов получить.

И получил, собрал вещички,
Билет на поезд - и вперед!
Москва, вокзалы, электрички,
Шум, суета, кругом народ.

В Купавне - тишина. И только
Слегка поскрипывая, снег.
Деревья шелестят тихонько,
Как будто шепчутся во сне.

Знакомились в просторном зале.
Под тёплым светом фонарей
Ему собаку показали
И рассказали всё о ней.

Он был рассержен поначалу,
Он был сердит и даже зол.
Ещё бы! Он хотел овчарку,
А тут какой-то лабрадор.

С короткой шерстью, лопоухий,
И в довершение всего,
С готовностью подставил брюхо,
Когда погладили его.

Ну как обычная дворняга!
- Меня в посёлке засмеют,
Быть может, он и симпатяга,
Но мне другого пусть дают.

Чтоб дрессирован был, как нужно,
Чтоб выполнял команду "Фас",
Я ведь собаку, не игрушку,
Просил, товарищи, у вас.

Немало сил преподаватель
Потратил, чтобы объяснить:
Не могут злобные собаки
Слепых по улицам водить.

И в магазин, и на работу,
На рынок, или на вокзал,
Что будет лишь одна забота -
Намордник чтобы не снимал.

Чтобы кого-нибудь не цапнул,
За нарушителя приняв,
Не заупрямился внезапно,
Сердитый проявляя нрав.

И вот незрячий с лабрадором
Идёт в учебный городок,
Обходит ямы и заборы,
Держась за жесткий поводок.

Пёс по команде "вправо", "влево"
Мгновенно изменяет курс.
"Ищи скамейку" - нет проблемы,
"Работа" - что же, потружусь.

Ни шум шоссе, ни гул вокзала
И ни людская толкотня -
Ничто собаке не мешало
Свою работу выполнять.

Дни незаметно пролетели,
Слепой давно забыл свой гнев,
За две учебные недели
Душою к другу прикипев.

Болели мышцы, ныли ноги,
И верно, было от чего,
Зато всё меньше мрачных мыслей
Теперь тревожило его.

А мать светилась счастьем просто,
Ведь прямо на её глазах
Сын стал как будто выше ростом,
Как будто шире стал в плечах.

Под вечер прибыли в посёлок,
Свой путь закончив непростой,
И ахнул чей-то пострелёнок:
- Смотрите, пёс-то золотой!

Краснел последний луч заката
И сыпал инеем мороз
На щёки бывшего солдата,
Что стали мокрыми от слёз.

Но слёзы не были укором
Тому, кто выстоял в беде
И шёл, доверясь лабрадору,
Навстречу собственной судьбе.

(С. Бочковская)

    *     *     *    


МИРАЖ

Щенок был одинок - он в детстве потерялся
И вот теперь с трудом в собаки выбивался,
Тут переспит, там драку обойдет,
Где выпросит кусок, где стянет, где найдет.
Короче говоря, жилось бедняге туго,
Бездомный, он искал в любом мальчишке друга.
Однажды увязался за одним,
Весь день сопровождал, хвостом виляя,
В глаза смотрел, подобострастно лая,
Но от порога был опять гоним.
За чьим-нибудь крыльцом, под чей-нибудь забор,
Когда бы спать бродяжка ни ложился,
Один мираж ему туманил взор,
Один блаженный сон ему упорно снился,
Один и тот же сон, сегодня, как вчера:
Ошейник. Цепь. Собачья конура!
И он на привязи с утра и до утра!

(СЕРГЕЙ МИХАЛКОВ)

    *     *     *    

Cобачьи души

У нас проблем невпроворот,
Еще вникать в собачьи души...
Ужасно лапы непослушны,
И пол паркетный, словно лед.
Дыханье рвется из груди
С трудом, почти непостижимым.
Но он ползет к рукам любимым,
Тепло которых впереди,
А, значит, путь один - вперед,
Душа к душе...
И нет возврата...
Но он - большой и виноватый,
И умирающий - ползет.
Скулит:"Возьми, хозяин, плеть
И прогони мою усталость..."
Как объяснить ему, что старость
Уже нельзя преодолеть.
Щенячий визг на языке,
И взгляд последний, торопливый...
...Он умер, навсегда счастливый,
Прильнув к ласкающей руке...

(Владимир Плющиков)

    *     *     *    

БУЛЬДОЖКИ

Семь носиков-картошек,
Семь хвостиков-крючочков,
Семь маленьких бульдожек-
Весёлых семь щеночков.

У каждого на грудке
По беленькой манишке,
Забавные малютки,
Большие шалунишки.

Вот, выпав из лукошка,
Несутся друг за другом,
А вот рычат на кошку,
Загнав бедняжку в угол.

Ко мне гурьбой ввалились
С восторгом неподдельным,
Резвились, веселились
Творили, что хотели.

Стащили с полки книжку,
Объели пряжку в туфле
И, как мячи, вприпрыжку
Опять помчались в кухню.

Поели из кормушки
Своей любимой кашки,
Измазали по ушки
Курносые мордашки.

Забрались под скамейку
На старую рогожку
Храпит моя семейка,
Французские бульдожки

(Людмила Буратынская)

    *     *     *    

Отдавая друга,
обернусь назад -
Разревелась в голос…
Живодер не рад.

Век собачий короток,
что теперь тужить.
Если б не саркома,
ты могла бы жить.

Разрывает душу мне
собачий лай -
В жалком этом тявканье
слышу: "Не бросай!"

А перед глазами
черной клетки дверь.
Как мне не хотелось,
чтоб страдал мой зверь!

Ну не увозили б,
усыпили б тут…
Это не агония,
несколько секунд.

Но не я решала -
в доме мы чужом.
Мне мое предательство -
по сердцу ножом.

Родственники сердятся:
"Что сидишь одна?
Ты опять из мухи
сделала слона!

Век собачий короток -
для чего тужить?"
Первое предательство…
Как мне с этим жить

    *     *     *    

Когда ночной костер гудит,
я знаю все, чего не знаю!
Звезду, березу понимаю.
Вот я собаку обнимаю.
Так на меня она глядит,
что вот сейчас - заговорит!
А я завою и залаю.

(ИГОРЬ ШКЛЯРЕВСКИЙ)

    *     *     *    

Я без тебя умру,
Просто закрою глаза.
И только мне одному,
Достанутся небеса.
Взял бы тебя с собой,
В этот далекий путь,
Только вот ангел святой,
Может не потянуть...

Я тебя буду ждать,
Вечность - это не срок.
Времени не оторвать,
От жизни моей кусок.
Тают бессмертьем дни,
Лицо превращая в хлам,
Сможешь если, то сохрани,
Все что принадлежало нам.

Буду всегда с тобой,
Стану собакой твоей,
Чтоб о тебе с тоской,
Скулить у закрытых дверей.
Поторопись ко мне,
Ты можешь еще успеть,
В собачьих глазах на дне,
Слезы мои рассмотреть.

Я здесь, ты там,
Мир весь напополам...

Размытая радуга сна,
Останется в голове.
Не вспомнишь ты как всегда,
Что я приходил к тебе.
И будет хороший день,
И будет хотеться жить,
И даже небесная тень,
Тебя не заставит ныть...

    *     *     *    

Чужая боль...

Чужая боль - дворняга грязная.
Не трогай, детка, а вдруг заразная?
Не гладь - испачкаешь ладошки
Зачем? Иди другой дорожкой.
А детка подрастет, зная -
Так проще - жить, не замечая.
К чему тащить чужую ношу?
Делить беду?! Придумал тоже!
Сам разбирай! Не мне же больно!
С меня своих проблем довольно!
И так и дальше: жить в покое,
Делить все на свое и на чужое.
Чужую боль в упор не замечают,
Забыв одно - бездушье не прощают.

    *     *     *    

В ПАМЯТЬ О СОБАКАХ ВОЙНЫ

Сколько сказано слов.
Может чья- нибудь муза устала
Говорить о войне
И тревожить солдатские сны…
Только кажется мне,
До обиды написано мало
О собаках- бойцах,
Защищавших нас в годы войны!

Стёрлись в памяти клички.
Не вспомнить теперь и мордашку.
Мы, пришедшие позже,
Не знаем совсем ничего.
Лишь седой ветеран
Ещё помнит собачью упряжку
В медсанбат дотащившую
С поля боя когда- то его!

Связки мин и гранат
Относили собаки под танки.
Защищая страну
И солдат от нависшей беды.
После боя бойцы
Хоронили собачьи останки.
Только нет там теперь
Ни холма, ни креста, ни звезды!

Батальон окружён,
Ни еды, ни снарядов, ни связи.
Свистопляска вокруг
И осколков и пуль круговерть.
С донесением псы
Пробирались и близили праздник.
Всем, даруя свободу,
А себе, зачастую, лишь смерть.

И собачья честь
Не замарана подлым предательством!
Жалким трусом из псов
Не отметил себя ни один!
Воевали они
Без присяги, но всё ж с обязательством
Вместе с Армией Красной
Уничтожить фашистский Берлин.

И когда в майский день
На могилы приходим святые.
И святое храня
Мы минуту молчанья стоим.
То пускай эта дань
И огонь, и цветы полевые
Будут памятью светлой
Будут скромной наградой и им!

    *     *     *    

ПЕС

Откуда ты взялся - черный, кудлатый,
Неимоверно славный пес?
Жил ты бедно или богато,
Где ты воспитывался и рос?

На мои вопросы не отвечая,
Ты только помахиваешь хвостом,
В безлюдном кафе, за чашкой чая,
Я раздумываю о житье твоем.

Как человек, я тебя жалею,
Общепринята жалость к бездомным псам;
За окном - черноморский ветер веет
И волны подкатываются к берегам.

Об этом подумал я не сразу,
Но вдруг предо мною встал вопрос:
Возможен ведь, правда, эдакий казус,
Что ты жалеешь меня, как пес.

И вот мы сидим - родные до боли,
Один - за столом, другой - под столом.
Я о твоей вздыхаю доле,
Ты - о житье-бытье моем.

    *     *     *    

Леонбергер

Львиная внешность, отважное сердце,
Ум, благородство и стать.
Добрый и верный наш леонбергер –
Лучше его не сыскать.

Дружит он с кошками, ладит с собаками,
И для детей верный друг.
Очень большой он и обаятельный,
Любят его все вокруг.

Для семьи он большая отрада,
И в огонь он, и в воду готов,
И тебя защитит, если надо,
И квартиру спасёт от воров.

Счастье и радость приносит он в дом.
Все лучшие качества собраны в нём.

    *     *     *    

Карие глазки, палевый комок
В доме появился маленький щенок.
Съедены все тапки ,порваны подушки
И везде разбросаны мягкие игрушки.
Сколько от щеночка маленького бед!
Всё равно НА СВЕТЕ ЛУЧШЕ ЩЕНА НЕТ
Повзрослела пёса (пёсе третий год)...
И проблем хозяйке теперь не создаёт!

    *     *     *    


С бандитской рожей рыжий кот
Щенку проходу не дает.
Лежит, мерзавец, на боку
И все цепляется к щенку.
Как будто шерстяным клубком
Он забавляется щенком.
Засядет тихо в уголок
И ждет, пока пройдет щенок.
И хоть не сильно, хоть слегка,
Но оцарапает щенка.
Уже и ухо, и щека
С утра в зеленке у щенка.
Но глупый и жестокий кот
Щенка опять в засаде ждет...
Не понимает глупый кот,
Пока он ждет — щенок растет,
И скоро вырастет у нас
Щенок породы Водолаз...

    *     *     *    

У меня ощенилась сука,
Родила восьмерых щенят.
Были роды - сплошная мука
Все двенадцать часов подряд.
На меня с мольбою глядели
Перепуганные глаза.
Мы от страха на пару вспотели,
Я твердила ей: "Тужься,коза."
Мы и тужились с ней на пару,
И на пару терпели боль.
Задала она, в-общем, жару,
Ну и что? Благодарности - ноль.
Подгребла всех щенят поближе
И поглядывает на дверь:
Помогла, мол, мне, так иди же,
И сама я справлюсь теперь.
Отвечаю ей долгим взглядом:
"Я тобой ужасно горжусь,
И всегда-всегда буду рядом,
Может, я еще пригожусь".

    *     *     *    

Бродячие псы

Мы ходили всей стаей по пустырям,
Мы бездомные псы, в чем-то сродни волкам,
Только зубы не те и отвага не та,
Не богата охота, да похуже жратва.

Нам бы хлеба сухарь, да немного воды.
Из подъездов нас гнали пинками жильцы.
Вши заели загривок, да облезли хвосты,
Но мы гордо зовемся - Бродячие Псы!

Мы держались зимой городских теплотрасс -
Там тепло и никто мне под брюхо не даст.
Дворник там не следит за чистотой,
Никого не накроет собачник петлей.

На нас часто кидались маститые псы,
Их хозяева дружно смеялись вдали,
А мы раны залижем и в холод, и в зной,
Да, вперед, по дороге, за собачьей мечтой...

Эх, кого-то машиной зацепило опять.
Друг лежал у канавы, не желал умирать.
То, что пьян был шофер - это все ничего,
Пес, он не человек, да и не видел никто.

Мы родились такими - нас смешана кровь.
Ничего не поделать - собачья любовь.
Лишь бы жить, пусть породы не узнает никто,
Что ж, спасибо на этом... И спасибо за все!!!

    *     *     *    

Слюнявы, горды, мордасты,
Держа раскорякой ноги,
Собаки-аристократы –
Боксеры, бульдоги, доги –
Хозяев своих послушных
Выводят на поводках.
Собачьей элите скучно,
Пресыщенность в злых речах.

Живые иконостасы –
Висят до земли медали -
Животные высшей расы,
Все в жизни они видали.
Гарцуя на лапках шатких,
Закутанные в попонки,
Гуляют аристократки –
Чистейших кровей болонки

На них наплевать дворнягам –
Бродягам и бедолагам.
Свободны, беспечны, нищи,
Они по планете рыщут…
Не многие знают, может,
Что в пороховой пыли,
Сквозь пламя, по бездорожью
В тыл раненных волокли
Отчаянные упряжки –
Эх, саночки-волокуши,
Святые собачьи души!..

Товарищи, снимим шапки
В честь всеми забытой шавки,
Что первая во Вселенной
Посланцем Земли была.
В межзвездной пустыне где-то
Сгорела ее ракета,
Как верный солдат науки,
Дворняжка себя вела.
И снова, чтоб во Вселенной
Опробовать новый шаг,
Шлем к звездам обыкновенных –
Хвост кренделем – симпатяг.
Им этот вояж – безделка,
Они ко всему готовы –
Красавицы Стрелка с Белкой,
Предшественницы Терешковой.

    *     *     *    

ОДА РОТВЕЙЛЕРУ

Потомок мастифов. Ты назван солдатом.
Костистый и мощный, Ты - сила Земли
И самая лучшая в мире собака!
Ротвейлер! Тебе посвящаю стихи!

Ты гордый и статный и очень красивый,
С эффектной, объемной, большой головой.
Твой вид очень грозный, но все же Ты милый,
И мы так похожи, Ротвейлер, с тобой!

Ты любишь меня бескорыстно и честно,
И можешь всегда и от всех защитить,
Ведь Ты незнаком ни с изменой, ни с лестью.
Ты рядом со мной для того, чтоб любить!

Любить и прощать все мои недостатки,
И быть терпеливым и смирным, порой.
Вся грусть моя тает от поданной лапки,
От лапки такой для меня дорогой!

Ты часто мне смотришь в глаза, не моргая,
И даришь с любовью улыбку свою,
Ротвейлер! Собака моя дорогая!
Я так тебя сильно, ариец, люблю!

С рельефными мышцами, сильный и ловкий,
Когда Ты бежишь, Ты как-будто плывешь.
Упрямый и ласковый, дерзкий и кроткий,
Спасибо тебе, что ты рядом живешь!

Спасибо за то, что могу доверять я
Тебе все заветные тайны свои,
Ротвейлер! Ты даришь мне радость и счастье!
И я так люблю все капризы твои!

Прости, что бываю, порой, не тактична,
И времени мало проводим с тобой,
Но Ты для меня очень дорог, как Личность!
Спасибо тебе, что Ты рядом со мной!

Пусть много на свете пород, но я знаю,
Что нужен мне только лишь Ты,
Ротвейлер! Собака моя дорогая!
Солдат моих грез и мечты!

    *     *     *    

Негромко хлопнув, затворилась дверь,
А в след смотрели карие глаза.
Ну что ж ,собака, сделаешь теперь?
А с шерсти на пол сорвалась слеза.

Лежал на полке, слушал стук колес,
А поезд уносил кудато вдаль,
Вздыхал один в квартире верный пес -
В глазах слеза, застывшая печаль.

Соседка принесла ему еду,
Но отвернулся, в лапы спрятав нос,
Как буд то бы в тумане... иль в бреду
Лишь только вздернулся и опустился хвост.

Четыре дня! Четыре долгих дня,
И вот уж поез мчит его назад!
Он рад родного города огням
И встрече предстоящей очень рад!

Взбежал по лестнице - и ключ в замок,
Ах, кажется все было так давно,
Родного дома преступил порог,
А в комнате... Разбитое окно.

Нос по ветру, ища знакомый след,
Собака шла по запаху, но вот,
Упала, обессиленная в снег
Не веря, что ее он бросить мог.

А карие глаза глядели вдаль,
Замерзли лапы и поджался хвост
И воем с глотки вырвалась печаль,
Но вдруг задвигался холодный черный нос.

Знакомый запах? Да! Знаком! Знаком!
И лапы позабыли вдруг про боль -
Вперед, за милым слабым ветерком
Влекла его собачая любовь!

Сбивая лапы в кровь о мерзлый лед,
Спешила, красный высунув язык
Туда, где человек, скучая, ждет,
Что б радостный его услышать вскрик,

Что б заглянуть в счастливые глаза,
Услышать ласковый, знакомый смех!
Но... Заскрипели, взвизгнув, тормоза
Отбросив пса на мягкий рыхлый снег.

Ползком вперед, а сзади следом кровь,
Туда, где свет горит в родном окне
Влекла его собачая любовь
Но... Не дополз... Уткнулся мордой в снег.

А в даль глядят потухшие глаза,
Как буд-то видят, что не видно мне.
На шерсти - белым хрусталем слеза,
А с неба падает пушистый мягкий снег.

    *     *     *    

Собачьи карие глаза
На шерсти, по щеке слеза -
День ото дня - без перемен.
За сеткой хмурится гроза,
Скрипят чужие тормоза...
Какой-то адский плен!
И сляхоть, холод ни по чем,
И грозный неба вой -
Прижаться бы к тебе плечем
И привести домой.
И даже миска не нужна!
Еда? А что, еда?!
Что делать я теперь должна?
А, может, с ней беда?
Но нет, - покоит про себя -
Узнает сердце сразу!
Почует сердце то всегда,
Что недоступно глазу!
Чуть шерох - уши на чеку!
Шаги? нет, не ее, чужие...
Луна сияет белому клыку...
О, Господи! Ну дай собаке крылья!

Иль мне...
Хотя б на час, хотя б на миг -
Что бы ее увидеть и обнять:
- Я, Джесси, не смогу тебя забыть,
И я вернусь! - хоть это ей сказать.
Грешна? Грешна! Ну а собачья в чем вина?
Зачем же сердце изводить тоской?
Хозяйка ей другая не нужна!
И тишину прорежет горький вой...
И снова: карие глаза...

(Наталья Блэкмор)

    *     *     *    

Ты помнишь, как мы встретились с тобой?
Лил дождь стеной и было грязно очень.
Весь мир был мрачным, серым предо мной:
Каскад дорог и мусор у обочин.

Я долго не могла найти тот дом,
Где ты жила тогда, меня не зная,
И было весело и шумно в нем
От звонкого щеняческого лая!

Вас было трое: брат и две сестры,
Ну а других троих забрали раньше.
Три ангелочка, словно, луч весны!
В глазах лишь радость и ни ноты фальши!

Ты сильно отличалась от других
Задумчивым и откровенным взглядом.
Ты стала частью дум и снов моих,
Моей мечтой, моей большой отрадой!

Войдя в наш дом, ты обрела семью:
Меня, как мать, и брата, что постарше.
Ты стала дочерью, украсив жизнь мою.
Мы стали стаей, где нет места фальши.

Мы вместе делим радости и грусть,
Триумф побед, минуты огорчений.
Бывает, ссоримся. Но ненадолго! Пусть!
Тем крепче чувства новых примирений!

Наш дом навеке стал родным тебе,
А мы с тобой - одной и той же крови!
Ты - лучшая собака на Земле!
Ротвейлер чести, верности и воли!

    *     *     *    

Бассет-хаунд

Весёлый пёс, но с грустными глазами,
Красив по-своему, не знаю почему
И как с такою внешностью забавной и ушами
Найти слова похвальные ему?

О, эти уши! Просто не понятно,
Как могут не мешать они ему?
И как бежит он на своих коротких лапах?
И где он вырос? Как? И почему?

Упрям как сто ослов, но если постараться,
То можно с ним по рингу пробежать,
Поставить в стойку, судьям улыбаться,
И, с замираньем сердца, результатов ждать.

И этот гончий пёс живёт, не тужит.
Хозяйка же ему усердно служит.

    *     *     *    


P.S.: Извините, если не указано авторство, пишите - и все исправим.

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        


© Разработка сайта: Tsarstvo Zari-Eos, 2008 - 2013