mops.by
  Главное Меню
  Главная Страница   
  О питомнике   
  Достижения питомника
  Новости
  Вязки
  Щенки. Предложения
  Результаты выставок
  Наши контакты
  Ссылки
  Наш баннер

Наш диагноз точен и жесток
И болезнь, увы, неизлечима...
Взяв однажды в руки поводок,
Вы поймете этому причину!



Добро пожаловать


Купить щенка, собаку. Вязка собак. Питомники собак. Заводчики собак. Выставки собак в Минске, Молодечно, Бресте, Витебске и др. городах Беларуси.







MiniDog.info Top



Рейтинг Сайтов YandeG

Rating All.BY

Яндекс.Метрика









Каталог на TIGA.BY, а также  новости, работа, объявления, фото и многое другое

Каталог TUT.BY

Белорусский рейтинг MyMinsk.com



free counters


Литературная страничка.


1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        



Моление о кошках и собаках,
О маленьких изгоях бытия,
Живущих на помойках и в оврагах
И вечно неприкаянных, как я.

Моление об их голодных вздохах...
О, сколько слез я пролил на веку,
А звери молча сетуют на Бога,
Они не плачут, а глядят в тоску.

Они глядят так долго, долго, долго,
Что перед ними, как бы наяву,
Рябит слеза огромная, как Волга,
Слеза Зверей... И в ней они плывут.

Они плывут и обоняют запах
Недоброй тины. Круче водоверть -
И столько боли в этих чутких лапах,
Что хочется потрогать ими смерть.

Потрогать так, как трогают колени,
А может и лизнуть ее тайком
В каком-то безнадежном исступленье
Горячим и шершавым языком...

Слеза зверей, огромная, как Волга,
Утопит смерть. Она утопит рок.
И вот уже ни смерти и ни Бога.
Господь - собака и кошачий Бог.

Кошачий Бог, играющий в величье
И трогающий лапкою судьбу -
Клубочек золотого безразличья
С запутавшейся ниткою в гробу.

И Бог собачий на помойной яме.
Он так убог. Он лыс и колченог.
Но мир прощен страданьем зверя. Amen!
...Все на помойной яме прощено.

(Вениамин БЛАЖЕННЫЙ)

    *     *     *    

могу с ним говорить
часами днём и ночью!
могу ему все тайны я открыть!
но иногда страдаю очень - очень,
что друг мой не умеет говорить
он знает больше нас он нас умнее
и на любой вопрос он может дать ответ!
да и в мороз гораздо холоднее
когда с тобою рядом друга нет!
когда я плачу рядом он садится
и морду свою на ноги кладёт!
а стоит мне ему сквозь слёзы улыбнуться,
как он меня от радости лизнет!
мне грустно он в углу сидит спокойно,
я веселюсь, и он зовёт играть!
я думаю, ах как бы было больно
его хоть на минуту потерять!
да я то понимаю - все мы смертны,
но что же бы произошло со мной,
если не встретил бы меня мой верный,
мой добрый друг, мой самый дорогой!
его весёлый лай его смешные уши,
его весёлый хвост и мокрый, чёрный нос....
Надеюсь, знаешь ты, что ты мне,
очень нужен мой лучший друг,
мой верный, добрый пёс!

    *     *     *    

ГИМН НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКЕ

Пускай меня фанатиком считают,
На эту тему спорить не люблю.
Пусть Розенбаум уткам посвящает,
А я вам песню про собак спою.
Пород на свете много,очень много,
Любителей на них хватает,что ж,
Кто любит гончих,кто легавых,кто бульдогов-
И красота и сила есть,но все ж...
Изящной рысью исполняешь танец,
Бог силой, грацией тебя не обделил!
Как прав ты был,почтенный фон Штефаниц,
Когда тюрингцев с вютербергцами скрестил.
Немецкая овчарка!
Ты в жизнь мою вошла,
Запас любви и дружбы с собою принесла!
Немецкая овчарка!Теперь ты мой кумир,
Ты красотой своею очаровала мир!

    *     *     *    

Мохнатый ангел

Известно, и ведется так от века –
Далек от совершенства божий раб.
Сам Бог, когда он создал человека,
Увидел, что тот немощен и слаб.

Но, голосу людских стараний внемля,
В твореньи ничего не изменил,
Зато послал Бог ангела на землю,
Чтоб от беды творение хранил.

И молвил Бог: «В мученьях и страданьях
Он будет сон твой, сын, оберегать
Он – спутник твой во всех твоих скитаньях,
Он – лучшее, что мог тебе я дать…»

И, человека удивив той вестью,
Бог ангела на землю ниспослал.
Тот – плоть и кровь обрел,покрылся шерстью,
И встал на лапы, крылья ж – потерял.

И ангел тот живет поныне с нами.
Хоть мало он на ангела похож,
Но, если ты хоть раз с его глазами
Встречался взглядом – ты меня поймешь.

Он днем и ночью нас оберегает.
И правда.. Что мне все мои враги,
Когда я слышу, как за мной шагают,
Твои четыре, ангел мой, ноги?

    *     *     *    

Тихо лапы ступают...

Тихо лапы ступают. Твой след,
Слабый запах – одна им дорога.
А собаке одиннадцать лет.
Это много. О, как это много!

И на морде блестит седина,
И от бега заходится сердце.
В прошлом черная, стала спина
Стариковского цвета «соль с перцем».

Знаю, старость приходит не вдруг,
Век собачий так мал – лет пятнадцать,
И когда-нибудь преданный друг
Заскулит и не сможет подняться,

Ты над ним просидишь до утра,
Ты предложишь любую награду…
Но ветврач тихо скажет: «Пора…»
И не выдержит горького взгляда.

Нет, не надо! Зачем? Не теперь.
Ну, к чему говорить о разлуке,
Если умный восторженный зверь
Ласки ждет, теребя твои руки?

Ты уйдешь – поглядит тебе вслед
И свернется клубком у порога…
Но собаке одиннадцать лет…
Это много. О, как это много!

    *     *     *    

Прости меня, рыжая сучка:
Тринадцатый месяц подряд
Ребенка беру я на ручки,
И твой игнорирую взгляд…
Прости, дорогая собака,
с тобою в обнимку не сплю
и редко ласкаю, однако
Не меньше, чем ляльку, люблю!
Вошла в мое сердце без стука,
Причислена к рангу божеств
Моя стаффордширская сука,
Моя ненаглядная Жес!
Когда ты летишь мне на встречу,
Ты горы готова свернуть.
Улыбка и мощные плечи,
Широкая белая грудь.
В глазах, подведенных стрелою,
Сияет любовь горячо.
Профанам ты кажешься злою –
Пускай и дрожат, дурачьё!
Всем девочкам нужно щеночка:
Заботится, думать о ком.
а ты мою младшую дочку
Считаешь нелепым щенком.
Несёшься вылизывать попку,
Выносишь пинки и щипки,
Кусочек печеньица робко
Берешь у нее из руки.
Когда, охраняя коляску,
Идешь на прогулку пешком,
Мамаши косятся с опаской,
Старушки грозят батошком.
Умна ты, верна и сердечна,
Тебя я люблю и ценю!
Поверь мне, в ближайшую течку
И ты заведешь малышню.
я верю в собачью удачу,
Изменятся люди, пойми,
и будут щенят стаффордячьих
Воспитывать вместе с детьми!

    *     *     *    

Никогда не забуду, как безысходно
стекла моя нежность с кончиков пальцев
И превратилась без лишних истерик
в крик безголосый....
Так нестерпимо верить хотелось:
Это не с нами, это не правда!
Чаша та мимо, ты ж моя радость..
..Неумолимо время бежало и уносило
в стынущих лапах самой любимой на свете
собаки всю мою нежность...

    *     *     *    

Они ушли в далекий край,
В какой-нибудь Собачий рай.
Там нет ни жадности, ни злости.
Там всюду мозговые кости.
Они ушли на небеса,
В созвездие Большого Пса,
И по ночам следят за нами
Своими ясными глазами.

    *     *     *    

Холодный нос еще холодней стал…
И больше не дышит…. и замер оскал…

Сердечко не бьется
и больше не слышен пульс
и взгляд на последок сказал
«Уже не смогу… пусть…

По радуге вслед за звездой вскачь…
От боли и горя ты только за мною не плачь!!!
За звездной рекой через радужный мост…
Там ждет меня мой прародитель – Пес!

    *     *     *    


Хочу четыре добермана!
И это честно, без обмана!
Один пусть будет чисто шоу
Пусть на показ, для кубков, к слову.
Для радости, адреналина
Волненья, страсти возле рингов,
Безумства после расстановки,
И выставок без остановки..
Второй мне нужен для защиты.
Чтоб в темноте, сказав «Иди ты»
На просьбу «Есть че покурить»
Мне было бы не страшно жить..
Чтоб за меня - в огонь и в воду,
Чтоб за семью – не зная броду.
И чтобы верность и отвага,
Была всегда со мною рядом.
А третий пусть эстетом будет,
Чтобы не стыдно мне на людях
И, не спеша, в костюме белом
Пройтись, спокойно, так, за хлебом..
Чтобы мой кожаный диван
Дополнил статный доберман,
Чтоб было с кем за чашкой чая
Поговорить о всем, что знаем..
Четвертый…пусть для сердца будет!
Пусть радуется жизни, людям,
Встречает радостно с порога,
И шкодит тоже пусть немного
Приносит все свои игрушки
Мячи, и мягкие игрушки,
За палочкой с азартом скачет…
Так, стоп.. для игр – пятый значит?...
И все они нам – для души..
Сначала – чудо малыши…
Потом – забавные подростки
И вскоре – кони-переростки!
Пусть у меня один лишь пес,
Пусть до чего-то не дорос,
Но все сейчас есть в нем одном,
Я с радостью вхожу в мой дом!
Меня встречает куцехвост,
В ладошку тычет мокрый нос,
Приносит мячик поиграть…
Ну я пришла! Идем гулять!
Все что мне нужно – есть и в нем
С ним- хоть куда, хоть в ночь, хоть днем,
И без него – жизнь без фонтана.
Без пса. Без друга. Добермана!

    *     *     *    

У тебя еще нет добермана?...
"Кто ищет-тот всегда найдет"-
Девизом стала эта фраза
Не только я жду, кто-то ждет
Со мной на пару,ждем мы разом..
И в поисках и день и ночь
На телефонах, в интернете
Ждет кто-то сына, кто-то дочь
Ждут: ну когда ж родятся дети?..
И вдруг- свершилось!миг настал!
И нами пройдена дорога,
И дождались, кто долго ждал
Теперь осталось лишь немного!
Забрать, привить, купить ошейник
Игрушки, поводки и миски.
Купировать?на усмотренье
И дальше все и вся по списку.
Прогулки,хендлинг, дрессировка
Кормежка, игры, состязания.
И иногда шлепки по попке,
Не сильно, так, для воспитания.
И первый выставочный опыт
И первый ЦАЦ, и место в бэсте..
А если нет-никто не против.
Ведь счастье-если кто-то вместе.
И самый первый день рожденья,
Отметить так,чтоб не забылось.
И вспомнить первое волненье
Когда твое желанье сбылось.
Когда бежал,держа в карманах
на счастье фиги, кулачки
За самым первым ДОБЕРМАНОМ,
Когда сказали "есть щенки"!
Всем счастья,радости, здоровья
Удачи в жизни,пониманья.
Пусть кто-то скажет: жизнь собачья..
Я возражу-жизнь доберманья!

    *     *     *    

а я не знаю каким бы я стал,
если б небо решило иначе,
но, как будто в гранату запал,
душу сунули в тело собачье,
словно в узел запуталась нить
прошлых жизней, распуталась странно -
я родился опять чтобы жить,
и пройти этот путь доберманом.
Мои мышцы – упругая сталь,
темперамент взрывной будто порох,
а в глазах ледяная печаль,
я охотно участвую в ссорах,
и в безумии уличных драк
я полжизни разыгрывал драмы,
носят шкуры у многих собак
от клыков моих рваные шрамы.
Поутих, но ещё полон сил,
кровь вскипает при виде подонков,
наломал много дров, зато жил,
не отсиживал молча в сторонке,
сухожилия рвал на бегу,
за врагом до последнего вздоха,
и платил полной мерой врагу,
как не снилось ещё кабыздохам.
Видел смерть своих лучших друзей,
над могилами выл старым волком,
становясь год за годом сильней,
убеждался, что в жизни нет толку,
не довольствуясь тем, что Бог дал,
по ночам я зализывал раны,
был собою и вдруг осознал –
у меня и душа добермана.

    *     *     *    

Мокрый нос, четыре лапы, хвост!
Когда ты видиш радость на лице хозяйки
то крутиш попой ка пропеллер.
Ты радостен и весел, ты жизне люб!
Ты охранник дома своего.
Ты гром двора!
Ты любиш всех кого ты знаеш.
Ты насторожен при чужих.
Ты мощьный зверь! И маленький проказник.
Ты в прошлом Роботяга.
А теперь ты спутник жизни и хранитель очага.
И звать тебя Ротвейлер!

    *     *     *    

Возлюбленный мой друг!
Ты говоришь собак я развела.
Сиё мохнатое количество не в меру.
Всего лишь я шедевры создала.
Прошу мои слова прими на веру.
Твои все аргументы я развею впрах.
Картина маслом писана в цветах.
От них избавиться? Твои мечтанья бренны
Все сочленения углов так совершенны,
Прекрасен облик их и нежен взгляд.
Я не могу засунуть их назад
Божественных детей! То совершенство,
Которое дарует нам блаженство,
Гармонии и красоты сложенье.
Прекрасный цвет, огонь души
И беззаветное служенье
Людскому роду!
Зря! Ты пророчишь им свободу.
Они мне дороги и в них воплощены
Достоинства и все несовершенства
Моей большой израненной души.
Ты хочешь всё понять и всё увидеть
Но закрываешь как всегда глаза.
Всё сложно так, любить иль ненавидеть.
И гибнет в пламени моя слеза.
Понять нельзя, когда не видишь сути.
Когда земное заслоняет взор.
Есть лишь одна дорога на распутье,
Что открывает вечности простор.
Хороший мой! В глубинах подсознанья,
Храниться пламя трепетной любви.
И только лишь реальности признанье,
Тебе поможет силу обрести.
Я лишь свеча - а ты огонь,
Что суть мою всю до конца вбирает.
Души моей ладонью струны тронь,
Так запою, что сердце замирает.
Не жду даров. Придёшь приму.
Небесное моё предназначенье.
Земной любви летящее мгновенье.
Всё будет буднично и не заметишь ты
Я всё приму. И чтоб могла,
В руках твоих душа моя согреться.
К ногам твоим безмолвно возложу,
Стихи свои и трепетное сердце.
Ты очень мудр и выберешь стезю,
Что приведет тебя в Обитель Света,
Где я тебя давно уж жду,
В пурпурных облачениях Победы.

    *     *     *    

ПОСМОТРИТЕ В ГЛАЗА ОВЧАРКЕ-
ЗЛАТО-КАРИЕ СМОТРЯТ УВЕРЕННО.
В ЭТОМ МИРЕ, В ГРЯЗИ ПЕРЕПАЧКАННОМ,
ТОЛЬКО В ИХ НЕЗАПЯТНАННОСТЬ ВЕРЮ Я
ЖИЗНЬ ЗАВЕРТИТ, ЗАКРУТИТ ОМУТОМ,
СИЛЫ НЕТ ПЕРЕВЕСТИ ДУХ,
НО ХВАТАЕТ ЗУБАМИ ЗА ВОРОТ
МОЙ НЕМЕЦКИЙ ЧЕПРАЧНЫЙ ПАСТУХ...
СЛОВ НЕ НАДО И НРАВОУЧЕНИЙ,
ЗНАЮ ВЫДЕРЖУ ВСЕ, НЕ СТРУШУ!
...МОРДА ПЕСЬЯ ЛЕГЛА НА КОЛЕНИ...
А ГЛАЗАМИ-В ГЛАЗА,
И-В ДУШУ.

    *     *     *    

Какое счастье было жить с тобою рядом.
Лохматое чудовище мое.
И вдруг очередной день показался адом,
Нет рядом никого и ничего.
И только пустота до боли и до звона,
До звона в голове, что нет тебя .
Прости, что не смогла спасти ,
спасти тебя от боли, и страданий
Но видно такова судьба,
Жестокая судьба всех расставаний.
Но грустно счастливы мы прошлыми годами
Годами горя, радостей, побед
Тем, что живете рядом
с нами тот маленький, недолгий век.
Но вот проходит срок, и вы уходите далеко,
К той радуге, что где- то на краю земли,
Смерть разлучает так жестоко.
Как это все перенести?!
Как пережить всю эту боль, утрату,
Как это можно все понять и сердцем и умом.?!
Но все же, Вы уходите, уходите далеко,
Мы остаемся – встречи с Вами ждем.

    *     *     *    

Опять оценивая мою душу,
Тянешь сокрушенно: «жаль, не золотая»
Ну, как же тебе угодить? Послушай!
Хочешь, буду брильянтовой? Обещаю!
Я буду скулить по тебе так: «скууууучно»,
Разрывая окна и двери, и стены,
Я буду вести себя много лучше,
Чем все вместе взятые Тани и Лены.
Я буду кормить тебя своим сердцем,
Печень тоже вкусно, но не романтично,
Ладони лизать тебе, чтоб согреться
На виду у всех, нарушая приличья,
Я буду счастьем твоим и удачей,
Даже страх забуду – привыкну к трамваям,
Я буду любить тебя по-собачьи,
Только в ухо больше не дуй… умоляю!

    *     *     *    


Прошлым летом в нашем доме появился этот пес
У него глаза косые,у него горбатый нос
У него лихая слава забияки-драчуна
И поэтому не любит бультерьера вся страна

Озорной и непослушный,что находит то грызет
То на стол с ногами влезет,то под ванну заползет
Он ужасный непоседа и везде сует свой нос
И за это его мама называет - пылесос

По бульвару вместе с мамой он выходит погулять
И других щенков гоняя любит за уши таскать
Стороной его обходят ,он для всех заклятый враг
Ведь не любят бультерьера все хозяева собак

Нагулявшись на бульваре, отдыхает от проказ
На подстилке засыпая, сладко щурит хитрый глаз
А проснувшись среди ночи залезает на кровать
Мы его ругали очень,но устали прогонять

Так и дремлет на кровати, кверху пузом на спине
И кого-то догоняя лапой дрыгает во сне
Утром мама просыпаясь,замечает этот стыд
На полу свернулся папа,булька рядышком храпит

Если он набедокурил,то растроенный идет
Потому что точно знает,что от мамы попадет
И весь вид его несчастный с виляющим хвостом,
с поджатыми ушами, нам говорит о том:
"Я мама провинился,послушным буду я,
ведь я такой хороший,...ну похвали меня"

С той поры у нас в квартире проживает этот пес
У него глаза косые,у него горбатый нос
Говорят что он опасен,говорят что он урод
И поэтому не любит бультерьера наш народ

    *     *     *    

Собаки - существа прекрасные

Собаки - существа прекрасные!
Без них мы вряд ли сможем жить.
Они носастые, они ушастые,
Ну как их можно не любить?
Они сворачиваются в душе
Таким мохнатеньким комком.
И открывают они дверцу,
От всех закрытую замком.
Она душой у нас зовется
И много чувств хранится в ней,
И любовь в ней никогда не скроется
Пока живут собаки у людей.
Они вот только говорить не могут
Да это и не нужно им как раз
Они и так все передать нам смогут
Взглядом своих верных глаз.
Да, собачья верность - это сила.
Восьмое чудо света - наши псы!
Поставить надо им надо, милым,
Чтоб открывали рты все от такой красы.
Им ничего ведь, кроме нас, не надо.
Ну погулять чуть-чуть,
ну съесть кусочек, но из рук
У них ведь в жизни лишь одна отрада.
Чтоб был лишь рядом их двуногий друг.
Чтоб можно было подойти и сесть с ним рядом.
Чтоб морду на колени положить и так заснуть.
Пусть неудобно так, но уйдут вряд ли.
И на ногу усядутся - что делать тут?
А что тут сделать? Почесать за ухом,
Колбаской угостить - хорошеньким куском.
И благодарно друг уляжется на брюхо
И всю тебя оближет теплым языком.
И носом чуть потыкает, таким соленым,
Таким холодным, любопытным и сырым
И тут уже сама порой неволей
Обнимешь это чудо и уснешь ты с ним.
Тогда поймешь, что вот оно какое счастье,
Когда есть дома лохматое дите,
Тогда уж точно все ненастья
Пройдут дорогою другой.

    *     *     *    

Где в память Койла-короля
Зовётся исстари земля,
В безоблачный июльский день,
Когда собакам лаять лень,
Сошлись однажды в час досуга
Два добрых пса, два верных друга

Один был Цезарь - этот пёс
В усадьбе лорда службу нёс
И шерсть, и уши выдавали,
Что был шотландцем он едва ли,
А привезён издалека,
Из мест, где водится треска.
Он отличался ростом, лаем
От всех собак, что мы встречаем;
Ошейник именной, с замком,
Прохожим говорил о том,
Что Цезарь был весьма почтенным
И просвящённым джентльменом.
Он родовит был, словно лорд.
Но к чёрту спесь! Он не был горд
И целоваться лез со всякой
Лохматой, грязною собакой
Каких немало у шатров
Цыган - бродячих мастеров.
У кузниц, мельниц и лавчонок,
Встречая шустрых собачонок,
Вступал он с ними в разговор,
Мочился с ними на забор.

А пёс другой был сельский колли
Весёлый дома, шумный в поле,
Товарищ пахаря и друг,
И самый преданный из слуг.
Его хозяин - резвый малый,
Чудак, рифмач, затейник шалый
Решил, кто знает почему,
Присвоить колли своему
Прозванье Люат - имя это
Носил какой-то пёс, воспетый
В одной из песен иль баллад
Так много лет тому назад.
Был этот Люат всем по нраву.
В лихом прыжке через канаву
Не уступал любому псу.
Полоской белой на носу
Самой природою отмечен,
Он был доверчив и беспечен.
Черна спина его была,
А грудь, как белый снег, бела.
И пышный хвост, блестящий, чёрный,
Кольцом закручен был задорно.

Как братья жили эти псы.
Они в свободные часы
Мышей, кротов ловили в поле,
Резвились, бегали на воле
И завершив свой долгий путь,
Присаживались отдохнуть
В тени ветвей под косогором
Чтобы развлечься разговором.
А разговор они вели
О людях, о царях земли....

(Роберт Бернс,
перевод: С. Маршак)

    *     *     *    

Полюбите собаку безродную,
Одинокую, беспородную.
Не беда, если шерсть вся в репьях-
Посмотрите на чувства в глазах...
Приглядитесь, как кожа дрожит,
Если ветер ее не щадит.
Хвост опущен и спинка дугой...
Чей-то друг... что случилось с тобой?
Может быть, столько прожив ты зря
Познал в детстве вкус дружбы, тепла?
Сколько бед перенес и обид!
И хозяин тобой уж забыт!
Так и ходит он злой и всклокоченный,
Вечно голоден, весь озабоченный.
Приласкайте его, накормите,
Свое сердце ему подарите.
Не прогадаете, не ошибетесь,
Если другом своим назовете.
Вы поймете тогда, может быть,
Как умеют собаки любить

    *     *     *    

ПЕСНЯ НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ

Вот опять столпились – ну народ!
Солнце словно сорвалось с цепи.
И судья командует – Вперед!
Эй, восточник дряхлый, не хрипи!
Припев: Род расцвел мой столетий на грани,
Если верить досужей молве,
Коль я первый в Днепре и в Казани,
То уж точно последний в Москве!
Головой и ростом ты силен!
А костяк – ну хоть взаймы проси.
Только переставлен был не он,
Я сегодня первый на рыси!
Припев: Мы из черни пробились в дворяне,
Наши корни в труде и войне,
Мы не только в Днепре и в Казани,
И не только в советской стране!
А за рингом супер-знатоки!
Семь советов на любой момент!
Мне б того вон, в шляпе, на клыки,
Я ведь из Европы диссидент.
Припев: Род расцвел мой столетий на грани,
И в работе надежен вдвойне,
То, что ценят в Днепре и в Казани,
То совсем не в почете в Москве…
Но моей породе скоро век,
По собачьим меркам лет так «тыща»
Нас нашел готовых человек,
На своих задворках как-то рыща…
Припев: Мы из черни пробились в дворяне,
И владельца достойны вполне,
Где б ни жил он – в Днепре ли, в Казани,
Пусть хоть в Богом забытой Москве…
Мне любить всех прочих не резон,
Я в себе уверен, а пока
Не закрыт охотничий сезон,
Прочь! На расстоянье поводка!
Припев: Род расцвел мой столетий на грани,
Если верить досужей молве,
Мы не только в Днепре и в Казани,
И не только в советской стране!

    *     *     *    

Что же это, собачий ты сын?
Где хваленая верность твоя?
Как посмел забежать ты -
Один!- В отдаленные эти края?
В те края, Где кончается след,
В те края, Где зови, не зови -
Ни ответа, ни отзыва нет
Никому Даже нашей любви...
Там, Откуда Дороги назад
Не найти и собачьим чутьем, -
Позабудешь ты намертво, брат,
О хозяине старом своем...
А хозяину - жизнь не мила.
Сердце, сволочь, болит и болит...
...Вот такие-то, рыжий, дела:
Пес умолк, А хозяин скулит...
Впрочем, Что же я?
Он, как всегда, -
Быстроногий, Бежит впереди.
Боль в груди говорит:
"Не беда. Ты догонишь его...
Погоди..."

(Борис Заходер)

    *     *     *    


P.S.: Извините, если не указано авторство, пишите - и все исправим.

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        


© Разработка сайта: Tsarstvo Zari-Eos, 2008 - 2013