mops.by
  Главное Меню
  Главная Страница   
  О питомнике   
  Достижения питомника
  Новости
  Вязки
  Щенки. Предложения
  Результаты выставок
  Наши контакты
  Ссылки
  Наш баннер

Наш диагноз точен и жесток
И болезнь, увы, неизлечима...
Взяв однажды в руки поводок,
Вы поймете этому причину!



Добро пожаловать


Купить щенка, собаку. Вязка собак. Питомники собак. Заводчики собак. Выставки собак в Минске, Молодечно, Бресте, Витебске и др. городах Беларуси.







MiniDog.info Top



Рейтинг Сайтов YandeG

Rating All.BY

Яндекс.Метрика









Каталог на TIGA.BY, а также  новости, работа, объявления, фото и многое другое

Каталог TUT.BY

Белорусский рейтинг MyMinsk.com



free counters


Литературная страничка.


1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        


Томик

Есть у нас Томик.
Он чисто-белый,
Очень красивый
И очень смелый.

Он энергичный,
Много он лает,
Но никого никогда
Не кусает.

Он попрошайка:
Просит колбаски,
Ему не откажешь
В колбаске и ласке.

Брутальность его
Нас раздражает,
Но обаянье
Всё побеждает.

Мы бы хотели
Пса поприличней,
Но нету на свете
Его симпатичней.

    *     *     *    

Все вместе

Живут втроём:
Две сoбаки и кошка
В большой квартире,
А не в лукошке.

Живут очень странно,
Но всё-таки дружно.
Моют их в ванне
И кормят, как нужно.

Придя со двора,
Они любят помыться,
Но и в помойке
Любят порыться.

Вечером с котиком
Бегают дружно.
Лают, как психи,
Хоть это не нужно.

Котик наш мудрый
Их не боится,
Он научил их
Писать в корытце.

Очень за это
Его уважаем.
В постельку к себе
Лечь разрешаем.

С нами мурлычет
И засыпает,
А маленький пёс
Под кровать залезает.

Оттуда на Томика
Страшно рычит,
А Томик в ответ
Грозно ворчит.

Так наш Малыш
Защищает хозяйку:
Не подпускает к ней Тома
Наш зайка.

Томик прощает,
Он всё понимает,
Зато во дворе
В снегу изваляет.

Так и живём мы
Шумно и сложно.
Жить суматошно,
Но всё-таки можно.

    *     *     *    

Есть на свете пёс красивый
Он весёлый и смешной,
Храбрый, верный и задира,
Но серьёзный если что.

Для него вся жизнь игра,
Он азартен очень
И готов в любой момент
Он прийти на помощь.

Хоть росточком не велик,
Но силёнок хватит
Для того чтоб защитить
Дом свой и хозяев.

Может он тащить телегу,
Может прыгнуть в небеса,
Может переплыть он реку,
Может пробежать поля.

Нет преграды для него
Никакой на свете
Если надо он придёт
Только ждите, верти.

Комик он или актёр
Это столь не важно
Если он несёт в ваш дом
Смех, улыбки, радость.

Может быть он полосатым,
Может рыжим, белым.
Но вить это так не важно
Если любишь – верно?!

    *     *     *    

МОЙ ДРУГ

В сырой холодной комнате
тоска со мной сидит,
в камине огонь пылающий трещит.
Воет вьюга как голодный волк,
размышляю: где же в этой жизни толк?
Друг мой верный, только ты со мной,
пёс мой старый предан мне душой.
Мы с тобой одни на белом свете,
поседела морда и глаза поблекли в цвете.
Помнишь как играли мы с тобой
и гуляли утренней порой?
Не вернуть нам счастья дней,
вспомни юность принеси свой мяч скорей!
Жаль не слышишь ты меня,
обнему, заплачу тихо я.
Но как прежде машишь мне хвостом,
вместе мы не страшен холод за окном.

(Остапенко Р.Н. 2006г)

    *     *     *    

Собачий сын

Встречал в любое время года,
Какая б ни была погода,
Нас сын собачий на углу,
Хвостом вилял и пел хвалу.
Спешил, бежал перед машиной,
По дачной улочке не длинной,
Всего в четырнадцать дворов,
Наш двортерьер. Но фрукт, каков!
Он точно завершал вояж,
Где у машины был гараж.

Он на чужих брехал всегда,
Как похвала, ему еда,
С дворов к воротам выставлялась
И с благодарностью съедалась…
В природе лишним не был Он,
Как мастерски гонял ворон,
Что с миски, в наглую, еду
Всей стаей крали на виду.
Чуть зазевался и привет.
Весь в небо улетал обед.

Я еду! Где, ты, добрый малый?
Пуста дорога… Глаз усталый
Не видит хвост проводника.
Мне в душу втиснулась тоска…
Потом узнал - «шёл без трофеев
Охотник, верно из злодеев,
Он братьев меньших не любил.
Безбожник! Выстрел… и убил.
Пропитан горечью утраты выходной
Пишу… Прощаюсь с родственной душой.

(Юрий Валенкин)

    *     *     *    

Ответь мне, дружище, с собачьих небес,
Я знаю, ты – там, наверху,
Где нет чистогана, плутов и повес,
И места нет лжи и греху.

Давай вспомним детство – твоё и моё,
Мы вместе росли с тобой,
И – роста почти одного от земли -
Гуляли мы вместе, друг мой.

Я первое слово «собака» сказал,
Из чашки моей ты ел.
Тебя я с собою повсюду таскал,
В большие глаза смотрел.

Но как быстро старость подкралась к тебе!
Ведь только что нас было двое –
И вот я один у холма на земле,
Со мною - недетское горе.

    *     *     *    

Ты умерла - я помогла уйти.
Эвтаназия - ужас или благо?
Горячий нос в потемках не найти
И не пожать твоей мохнатой лапы.
Ты умерла, но чудится, что ты
В углу лежишь привычно черной тучей,
А я в пылу домашней суеты
Кусок бросаю в миску, что получше.
Ты умерла, а я зову гулять,
Спросонья двери распахнув пошире...
В собачье сердце можно не стрелять,
Иглу втыкают - так врачи решили.
Ты умерла, я в яму поводок
Не закопала - вешаю на стенку.
Там во дворе бессовестный щенок
Башкою трется о мои коленки.
Ты умерла, но ночью ты придешь,
Положишь морду на мою подушку
И будешь лаять на ноябрьский дождь
Моя, теперь небесная, подружка

    *     *     *    

Пришел он в дом щеноком забавным
И в мяч с детишками играл
И не казалось псинке странным
Когда хозяин вместо мяса
На ужин силос насыпал.
Он рос послушным, строгим, смелым
В глазах светился огонек:
"Я здесь хозяин, будь спокоен"
И морду ложил возле ног.
Однажды вечером в подъезде
Блеснул во мраке острый нож
Прыжок и громкий рык твой
На крик о помощи похож.
И за хозяином сбежавшим
Забыв о боли полз во след
Глаза кричали: "Не бросай,
теперь опасности здесь нет!"
Он выжил для того лишь, чтобы
Быть рядом с тем кого любил
И седина закралась в морду
Команды знал, но все забыл..
На даче летом с пацанами
Не смог побегать до реки
Слабели лапы, полежать бы...
Как все простые старики...
И снова в город: сборы, сборы...
А что ж ошейник не берут?
А мне подстилку на сиденье?
Я не ушел, я тут, я тут!!!
В машину сели... уезжают...
Догнать бы... нету сил бежать...
Он лег на землю, он все понял
Оставили здесь умирать...
И сердобольные соседи
Бросали кости, мясо, хлеб.
Не съел он ни куска подачки
Лишь ночью выл на лунный серп.
Не будет у него могилы,
Цветов не будет на земле..
Вы просто знайте, был Ральфино,
О жизни и его судьбе...

    *     *     *    

Зачем они уходят раньше нас?
Мы вспоминаем маленький комочек,
Холодный нос, и лужи многоточьем
Пометили начищенный палас...
Зачем они уходят раньше нас?

Зачем они уходят раньше нас?
Мы помним неуклюжего подростка,
Который нас любил. Легко и просто,
Дарящего нам счастье без прекрас.
Зачем они уходят раньше нас?

Зачем они уходят раньше нас?
Оставив нам всю боль земной потери.
"ПОСТОЙ, МЫ ОЧЕНЬ МНОГО НЕ УСПЕЛИ"-
Мольба сквозь слёзы в их последний час...
Зачем они уходят раньше нас?

    *     *     *    

Стаи собак бродячих

Как только закат рассыпается алый
В глазницах домов незрячих,
Мы выползаем из мрачных подвалов -
Стаи собак бродячих.

Небо терзают клыками высотки
В пастях дворов бездонных.
Если б не помер Володя Высоцкий,
Спел бы о нас, бездомных.

Что вам до нас! Вы уставились в "ящик",
В сварах погрязли и спорах.
А возле свалок сотни скорбящих
Собак собираются в своры.

Есть среди нас собачьи пилаты,
Дьяволы есть и христосы.
Вот только иуды - из вашего брата,
Что нас списал в отбросы.

Били нас палками, били ножами
У ресторанных помоек.
Грызлись за корку мы насмерть с бомжами...
Шкуры дырявы - дух стоек.

Мы молчаливы, строги, не игривы...
Пусть трусы спасаются в лае.
И, ощетинив свой жёсткий загривок,
Треплет судьба нас злая.

Нет, мы не ждём от вас доброго слова.
Нету до нас вам дела.
И по ночам собаколовы
В подвалах ведут отстрелы.

Так, не заметив, рабами вы стали
Денег, работы и баров.
А мы, собираясь в свободные стаи,
Всё забираем даром.

Мы так выносливы, мы всепогодны,
Рожденные в боли на воле.
Мы, говорят, лишь на мыло пригодны...
Что же - такая доля.

Нас ненавидят щенки из элиты
В парах наглаженных фрачных.
Служат нам ложем бетонные плиты
В играх собачьих брачных.

Снятся ночами вам Кипр или Ницца,
Иль трёхэтажные дачи.
А нам если кость хоть однажды приснится,
Значит, считай - к удаче!

И, рассыпаясь голодною цепью
Во вспышках рекламных блицев,
Мы, будто волки холодною степью,
Бродим по спящей столице.

И снова рассвета дыханье жемчужное -
На куполах горячих...
А мы покидаем вас, Богу лишь нужные -
Стаи собак бродячих.

(Сергей Соколов)

    *     *     *    

Я теперь гоняю солнце, как мячик,
Я не собака теперь, а тучка.
Что же ты хозяйка, все плачешь -
Ты же видишь - мне здесь лучше.

Шерсть пушистей и лапы мягче...
Здесь трава - куда зеленее.
Только ты опять по мне плачешь,
Ты не веришь - мне здесь милее...

Облака плывут, как ангоры,
Тень бежит вдоль дорог-улиц...
Я вернусь к тебе - очень скоро,
Я уже, вообще-то, вернулась!

Посмотри, вот идет дождик,
По цветной крадется дорожке,
И по радуге с ним могут
Возвращаться на землю собаки...

Гром далекий поет песню,
Из глаз искры летят - грозою -
Веришь, нет - мы с тобой - вместе,
Каждый день, каждый миг - с тобою...

Здесь я - облаком белым-белым
Все играю с ушком свинным -
Посмотри же скорей в небо.
Я с тобою. Не плачь. Что ты.....

    *     *     *    

Ты больше никогда не встретишь у дверей
Не ткнешься мокрым носом мне в ладонь
Прости меня за то, что не смогла
Помочь тебе пройти сквозь эту боль

Прости меня за то, что без борьбы
Тебя я отдала, не тратя сил
За то, что рядом не было меня
Когда ты не прощаясь уходил

Ты для меня был самый лучший друг
И без тебя мой дом такой пустой
Полно забот, их бесконечный круг
Который мне не разделить с тобой

Мне плохо без тебя, и нету сил
Как память тяжело похоронить
Прости меня за то, что ты любил
Так сильно, как никто не смог любить

Ты больше никогда не встретишь у дверей
Не ткнешься мокрым носом мне в ладонь
И не посмотришь ласково в глаза
И расставанья не узнаешь боль.....

    *     *     *    


ПАМЯТИ МОЕЙ СОБАКИ

Лежит в углу потёртая подстилка...
Там пёс мой умирал. И в миг последний -
как гордый бог, вдруг голову он поднял,
и молния в глазах его глубоких
внезапно пробежала. В этом взгляде -
любовь, что одолела холод смерти.
И боль в тот миг глаза мне наполняла –
с любовью неземною я прощался,
на тот скульптурный
профиль с грустью глядя.

В его глазах – лишь трепетная нежность.
Когда же он увидел мои слёзы –
тоску свою и горе властным жестом
он показал мне. Я шепнул: “Спасибо…”
На всплеск последний все истратив силы,
как на подушку, медленно и тяжко
он опустился… И на фоне стенки
казался барельефом чёткий профиль.
Глаза же становились всё грустнее,
как будто говорили:

- Я впервые
не слушаюсь тебя, и не откликнусь.
Ну что ж, прости… не поминай же лихом…

Я жил лишь для тебя, мой друг любимый,
твой душе хотел быть утешеньем,
ей радости дарить и сновиденья;
тебя искал во всём я и повсюду –
ты был моим единственным стремленьем.
твоя рука мне приносила ласку,
и дикие инстинкты усыпляла
и под твоим спокойным сильным взглядом,
едва заслышав твой волшебный голос -
я становился кротким и послушным,
великодушным и готовым к жертвам…
Скажи мне, кто любил тебя сильнее,
не изменив, не ведая сомнений,
слов похвалы скупых не ожидая,
кто быть с тобой желал бы столь же страстно?
В часы печали был бессонным другом,
в опасности - верней не знал ты стража,
в твоих утехах был тебе слугою,
в невзгодах – другом, а в минуты счастья –
приятелем, игривым и весёлым.
В бесплотные ушли воспоминанья
моя любовь, иллюзии, надежды…
Поющий золотой корабль отчалил,
нас покидая на пустынном бреге –
что остаётся от твоей вселенной,
идеалист, несчастнейший мечтатель?
Вверху – покой, и неба беспредельность,
внизу – земля, бесплодная, сухая,
и я, который был - весь состраданье,
единой жизни атом… О, загадка! -
Магическое душ соединенье!
И мы идём вдвоём с тобой. Куда же?
В добро? Во зло? Неважно – мы же вместе.
Поверенным я был твоих улыбок,
певцом – блужданий грустных, одиноких.
свидетелем твоих печальных мыслей,
ел хлеб, твоей слезою орошённый..
У очага погасшего, в молчаньи
тебя спасал я от ночных видений,
свой взгляд в твои зеницы устремляя…
Так что с тобою? Почему ты плачешь?
Мне грустно покидать тебя, и горько,
что больше никогда не станешь думать
о том, кто в странствиях твоих был верен,
шел за тобой, следы твои целуя.
С тобой теперь лишь люди остаются,
предатели, что обмануть готовы.
На небеса они взирают, стоя
двумя ногами на земле жестокой.
Умру лишь я – не ты. Ты, погибая,
преобразишься - новый мир узнаешь.
Я – лишь материя. Любовь жила в ней,
но нет души – а значит, нет надежды
на будущую встречу в новой жизни…
А ты – бессмертен. Ты, мой друг, мечтаешь,
что где-то, за сверкающей лазурью,
за этим морем, к звёздам устремившись, -
когда-нибудь найдёшь ты невозможность,
химеру духа своего отыщешь.
Я стану прахом, возвратясь в глубины,
где рождены рептилии и звёзды,
но в мире есть любовь, и сам я - символ
и дух любви, оплот её последний.

Вновь молния в глазах его сверкнула –
последний всплеск любви… И, благодарный,
склонился я над умиравшим богом,
его целуя голову большую.

Тьма поглотила поздних звёзд сиянье,
и ветер ледяной дыханье смерти
принёс, и там, на тёмном дне равнины,.
он холм задел, и дерево качнулось -
неумолимый перст, что означает
лишь отрицанье.

Медленно и мерно
на мрачном чёрном гробе горизонта
кусочек крепа белый появился,
и триумфальным знаменем победы
над горной синевою распластался.

А я стоял, коленопреклоненный,
на старенькой изношенной подстилке,
где пёс мой умирал. И бесконечно
Я размышлял, безмолвный, окружённый
великой тайной.

Но в окошко спальни
вдруг сунул нос один из ребятишек:
-Какой хороший день сегодня, папа!

    *     *     *    

Он вилял всем хвостом и заглядывал в лица
И в любви своей был бескорыстно-бескраен...
Он не смел в человеке на миг усомниться,
Свято верил ему, ведь пред ним был хозяин...

Он - душа нараспашку - ребячески верил,
Что его тоже любят, что он тоже нужен,
Хоть на собственной шкуре жестокость проверил...
Словно был среди ночи грозою разбужен:

Когда били несчадно, секли с упоеньем,
Привязав, как скотину, верёвкой за шею,
Раздражаясь его безграничным терпеньем,
Как сносил порку кротко, залаять не смея...

А потом, в подворотню забившись от боли,
Он зализывал раны, текущие кровью
И не мыслил сбежать от хозяев на волю,
Потому, что сочилися раны любовью...

Он за трепетный миг человеческой ласки,
Хоть она и была для него очень редка,
Жил в любви, озираясь с опаской
И не знал,что она для него стала клеткой...

    *     *     *    

На травке зеленой
Бездомный щеночек.
Лежит несмышленый
И к мамочке хочет.

Не знает бедняга,
Для многих щенят,
Любая дворняга
И мама и брат.

Он греет на солнышке
Спинку и ушки
А небушко донышком
Кажется в луже.

Он мягенькой лапкой
Коснулся воды.
И грязною каплей
Остались следы.

Испачканный носик.
Тихонько лизнул.
Пушистенький песик
Свернувшись, заснул.

Вот утро настало
щенок пробудился
но что это!
где ж это он очутился?

в квартире моей!
он окреп и подрос
мой рыжик любимый
породы Бордос!

    *     *     *    

Снежинки падают в мороз
На нос собачий,
А лес в ночи, как снежный пёс,
Скулит и плачет.

Стекает горем по усу
Вода простая,
А у собаки на носу
Снежок не тает.

В холодной шерсти ветерок
Хозяйски рыщет.
Прости за то, что не сберёг,
Прощай, дружище.

Кому, зачем твержу,- держись,-
Коль нету мочи?
Но как принять, что друга жизнь
Твоей короче?

Тоскует месяц о судьбе
На небе грачьем -
Глядят, печалятся с небес
Глаза собачьи,

Да ветер воет в вышине
Опять надсадно...
Ты приходи ко мне во сне
Почаще, ладно?

( Сергей Ворошилов)

    *     *     *    

Жесток собачий мир,
вся жизнь борьба.
Куда ни глянь - обман,
не честная игра.
Вершины этих пирамид,
конечно, клуб.
Но люди разные те клубы создают.
Одни – не поднимая лишний шум и гам
Живут спокойно: Уверены,
всех выставки расставят по местам.
Другие – с пеною у рта бьют кулаками в грудь,
Себя любимого хваля,
Звеня медалями, и кубками звеня.

Навязчивой рекламой забивают Интернет.
Мы - супер, VIP, и лучше наших нет.
Читаешь, и смешно, где этот клуб,
В котором двести сук плодятся и живут?
Удобно пальцы веером сложить,
И вместо VIP щенка
плембрак вам предложить.
2-х кратных Чемпионов в РКФе просто нет -
На дилетанта, простака рассчитан это бред.
Рекламную компанию так грамотно ведя,
К себе Вас зазывают, всеми благами маня.
На все вопросы Ваши там готов ответ.
Лишь правды в тех ответах вовсе нет.

Не встали ушки у овчарки?
Не беда! Он все равно
вам другом будет навсегда!
Щенок VIP класса без яйца,
Зато он весом шесть кило и душка, весь в отца!
Он без зубов и челюсть вкривь?
Тьфу, ерунда, любить
он будет только вас!
Про выставки забудьте – это не для вас.
Кривые лапки, ростом в пол вершка?
Зато, каких объемов грудь!
Огромная башка!
Зачем других щенков смотреть?
Все остальное – хлам.
Берите лишь у нас!!!
Мы лучшие из лучших, VIP помет!
Мы – супер, экстра,
ультра, люкс и класс!
За дорого щеночков продаем
Хоть никаких гарантий не даем.

Таким рекламщикам в ответ
Хотелось бы мне дать один совет.
Коль оккупировали вы СМИ и Интернет,
Держите за свои слова
пред обществом ответ.
Где ваши чемпионы, Господа?
Не их, не их детей на
выставках не видели мы никогда.
А если вдруг пришли, плететесь вы в хвосте.
По жизни повезло с обманом вам пройти,
Легко и просто вам нечестную игру вести.
Всех грязью обливать и создавать бедлам.
Но свыше всем воздастся по делам. Не страшно?
Нет? Тогда успехов вам!

    *     *     *    

РОТВЕЙЛЕРУ.

Я вижу ротвейлеров. Кто эти псы?
Друзья человека? Убийцы?
Их взгляд так глубок, их большие носы,
Их морды похожи на лица.

Что можно увидеть в блестящих глазах?
Жестокость, коварство и злобу?
Но ум разглядеть в них, в собачьих слезах
Трусливые люди не смогут.

Ротвейлер виляет обрубком хвоста,
В глаза заглянуть мне пытаясь.
И я уголками счастливого рта
Спокойно ему улыбаюсь…

Шерсть так черна, их клыки белоснежны:
Грозный, пугающий вид.
Но души их трепетны, преданы, нежны,
И сердце в груди их горит.

Пускай ползут слухи, пусть пресса кричит,
Так будет всегда, это замкнутый круг.
Но пока я живу, пока сердце стучит,
Ротвейлер – мой лучший и преданный друг!

    *     *     *    

Щенок рычал на цепь и грыз со злостью
Ее железных звеньев вереницы.
Как надоела будка, миска с костью!
Звала свобода, словно небо птицу…
А за забором рыжий пес бездомный,
Промокший и озябший не на шутку,
Стоял и думал: ”Вот занять бы место
Того красавца в конуре хоть на минутку”

    *     *     *    

Улетела душа собачья
В поднебесье, а как иначе,
Ведь грехов никаких не ведал
Пёс, что вечно бежал по следу,
Что служил тебе верой-правдой,
И всё делал лишь так, как надо,

Улетела душа собачья,
Там сытнее, чем здесь, тем паче,
И никто не обидит зверя,
Там в любовь и в спасенье верят,
И зима там тепла, как осень,
И друзей там в беде не бросят,

Улетела душа собачья,
Чище многих людских. И плачешь.
Дай же, Бог, ей летать на воле,
Вдоль прибоя, и в чистом поле,
Возвращаясь всегда к любимым,
Чтоб навек оставаться с ними…

    *     *     *    

"Осторожно! Злая собака!"
Эта надпись режет глаза...
Ведь собака совсем не кусака,
Она добра, человечна, умна.

Целые днями собака у будки,
Цепь мешает ей убежать.
Вот проходит час... потом сутки...
Отчего она зла? Не понять.

Что сторожит собака - не знает,
Почему она лает на всех?..
Ведь она совсем не кусака,
Она любить радость и смех.

И ночью, когда люди все дома,
Собака смотрит на небо, вдаль.
Сколько звезд... Стать бы их
близкой знакомой!
Может им меня хоть чуточку жаль?

    *     *     *    

Положена морда на лапы
И усталая грусть в глазах
Уж давно перестала плакать,
Но безмолвно спешит сказать:

«Охранять Ваши дни и ночи,
Я готова не есть и не спать,
За кусочек любви, за кусочек,
Свою верность хочу отдать.

Не бросайте и прочь не гоните,
Позовите меня с собой,
Я молю Вас всех помогите,
Помогите душе живой».

Ах, как будто сама я без дома,
Без еды и совсем без сил,
Все просила любви немного,
Но меня никто не любил.

Без хозяина долго-долго,
Без добра, тепла и без сна,
Неприкаянно и обреченно
Все по жизни брела одна…

    *     *     *    

Ночь… Рыжий пес внимательно слушает
Мою исповедь, крик души.
Ткнется носом, как будто скажет:
"Дорогая, ты не спеши,
Не спеши принимать решения,
Ведь ошибки исправить трудней,
Попроси у судьбы прощение,
Подожди еще несколько дней.
Твоя жизнь вот увидишь, изменится,
По-другому засветит луна.
И покинет тебя бессонница,
Не подруга тебе она"
Рыжий пес внимательно выслушал,
Мою исповедь, мой монолог,
И не словом, лишь добрым ворчанием,
Понимающим взглядом помог.

    *     *     *    

Родным облизанная псом,
Стою блаженно на пороге,
И лаем оглашает дом
ребёнок мой четвероногий.

Он возвещает всем, что я
Пришла под сень родного крова
и гармоничность бытия
Со мною возвратилась снова.

    *     *     *    


У горла пуговицы нет.
Не ухмыляйся втихомолку:
такой в душе туманный свет,
что трудно нитку вдеть в иголку.

Не до шитья, не до иглы,
не до тебя, не до любви.
Шурша в кустах осенней мглы,
что пес искал среди травы?

Скулит во мне его тоска.
И если ты меня обнимешь,
то никогда уже не снимешь
собачьей шерсти с пиджака.

    *     *     *    

Вот он выходит в ринг и сразу
Смолкает шелест голосов,
Вот он выходит в ринг и сразу
Ты понимаешь " Это- он!"
Сложён как бог, красив, как дьявол,
Он - элегантен, он - умён,
Он - гордость целого народа,
Добился славы мировой...
Блондин, серьёзен, импозантен,
Послушен и покладист он,
Чертовски смел и благороден,
Хотя в глазах горит огонь...
Очарованья бездна, море обаянья,
Природный шарм и красота,
Снискали славу кане корсо,
Дай Бог, чтоб было так всегда!
Бесстрашны, но не безрассудны,
Выносливы и дружелюбны вы,
Желаем вам "Per aspra ad astra"

Идти к победе, для которой
были рождены!

    *     *     *    

Привет, мой красавец
Здорова, хозяин
Как жизнь?
Потихонечку, а у тебя?
Где ходишь так долго?
Заждался, нет мочи…
Сидеть в одиночку,
И жизнь не мила.

Ну что ты?
Ведь я как всегда, на работе
А ты охраняешь покой мой
И дом.
А вечером вместе с тобой
Как обычно
Побегаем по полю
Только вдвоем.

А то!
Улыбнулась широкая морда…
И рыжей волною расправился мех
Как ветер промчимся…
Как вьюга завоем!
Как птицы свободные
Взмоем мы вверх…

И пусть говорят
Мол летать не умеют
Собаки и Люди…
А мы вопреки!
Счастливыми станем,
Желанными будем…
Обнявшись с тобою, у синей реки.

Два брата, Два друга
И в жизни и в смерти
Горячие руки, и ласковый нос
И нету на свете
Дуэта счастливей
Кудрявый Мальчишка
и Грозный Бордос.

    *     *     *    

СЕТТЕРУ ПОСВЯЩАЕТСЯ.

Цвет окраса - махагон
И повышена усатость,
А в глазах горит огонь,
Зажигая в доме радость.

Стройность ног, поджарость тела,
Хвост пушистый словно флаг
К нам летит стрелою Гелла,
Упреждая лай собак.

В глаз разрез (китайских карих)
Хитрость вплавлена с мала.
В них бездонность синих марев
Очень царственна она.

Мускулистый поворот
Лебединой шеи,
Ей смотреть бы только в рот,
Делать вид невинной феи.

Ряд зубов прекрасно белых
Улыбается с порога
Вид прыжков отчайно смелых
Намечается дорога.

Щурит глазки сквозь ресницы
Вся покорностью горя,
Но поднимешь лишь десницу -
И сама как не своя.

В лапе данной для лобзанья
Виден царственный изгиб,
А затем опять бросанья,
Вновь собачий перегиб.

Как подушку на диван,
Так в ней сразу Гелла
И уперлась как баран,
Вьет гнездо умело.

    *     *     *    

Среди кромешного мрака
Болезненных слов и строк
Найди человека, Собака,
И выведи за порог.

Хочет он или не хочет,
За он или не за,
Пусть влажная темень ночи
Падёт ему на глаза.

Пусть аромат шиповника
Он чувствует, проходя,
А уши его наполнит
Слабый шелест дождя.

И пусть он впустит в сознание
Нехитрый этот мотив,
Частицею мироздания
Вдруг себя ощутив...

В болезненных словопрениях
За душной завесой штор,
Найди, Собака, скорей его,
И выведи на простор.

Спасти его необходимо!
Спеши, Собака, пока
Он не задохся от дыма
Вонючего табака.

Не претендую на веский
и окончательный суд.
Но может, не прав Достоевский
И мир собаки спасут?

    *     *     *    

Дама с собачкой...

Лишь вечер на город нисходит,
И люди ложатся в кровать.
Соседка Тамара выводит
Пятнистого дога гулять.

Он злой и задиристый очень -
Не стой у него на пути.
Любого укусит, кто хочет
К хозяйке его подойти.

И чтобы отвлечь негодяя,
И рядом с Тамарой пройти,
Решил я, привычки ломая,
Догинею обзавестись...

О счастье! Мы вместе с Тамарой
Болтаем о том и о сём,
А доги любовною парой
Виляют друг другу хвостом.

Тамара пачти что богиня...
Но вот вам печальный итог -
Глядим, над моею догиней
Пыхтит озабоченный дог.

Прощайте! - Тамара вскричала.
Вы сводник и жуткий нахал!
Пока я тут с вами болтала
Невинность мой пёс потерял!

Вы видимо тоже хотите
Такое проделать со мной? -
И тут же моя Ниффертити
Уводит мерзавца домой.

Теперь мы с соседкою в ссоре...
И хожу я один гулять.
Поскольку мне видимо вскоре
Придётся щенков продавать...

    *     *     *    

Над косточкой сидит бульдог,
Привязанный к столбу.
Подходит таксик маленький,
с морщинками на лбу.

"Послушайте. бульдог, бульдог! -
Сказал незванный гость. -
Позвольте мне, бульдог, бульдог,
Докушать эту кость".

Рычит бульдог на таксика:
"Не дам вам ничего!" -
Бежит бульдог за таксиком,
А таксик от него.

Бегут они вокруг столба.
Как лев, бульдог рычит.
И цепь стучит вокруг столба,
Вокруг столба стучит.

Теперь бульдогу косточку
Не взять уже никак.
А таксик, взявши косточку,
Сказал бульдогу так:

"Пора мне на свидание,
Уж восемь без пяти.
Как поздно! До свидания!
Сидите на цепи!"

(Даниил Хармс, 1939г)

    *     *     *    

На Лосинке ветер кружит,
облаками машет.
Много лет живет без мужа
на Лосинке Маша.
И лишь пoд вечер заходит
солнышко за тучку,
Маша погулять выводит
рыженькую сучку.

И они, как две подруги,
ходят по дорожке,
смотрят, нет ли где в округе
подходящей кошки.
А с получки будут сучке
почки и биточки,
словно для любимой внучки
или даже дочки.

В дни, когда у сучки нашей
протекает течка,
для прогулок ищет Маша
тихое местечко,
и чтоб запах шел галантный
от ее невесты,
Маша трет дезодорантом
ей срамное место.

Только эти ухищренья
помогают слабо,
потому что поведеньем
сучка - та же баба.
Дескать, я - такая штучка,
злючка и гордячка...
И у кобелей за сучку
возникает драчка.

А она идет нескорой,
плавною походкой,
между тем как ухажеры
рвут друг другу глотку.
А она уходит гордо
от бойцов подальше,
и понюхать, сучья морда,
никому не давши!

А уж дома - щи да каша,
отдых и отключка.
На софе кайфует Маша,
под софою - сучка.
В кухне, в комнате, в сортире
прибрано и сухо...
Хорошо, когда в квартире
нет мужского духа!

    *     *     *    

Давно это было, лет десять наверное,
А может и раньше – не верю я памяти –
Я шёл новостройкой. Погода прескверная,
Осенняя сырость противная… Знаете?

Короче иду себе, морда – лопатою
И, вдруг, на углу у помойного ящика
Огромное мокрое чудо лохматое.
Я понял – я друга нашёл настоящего.

Поймал кое-как, был покусан, естественно,
Потом – на такси со скитальцем поехали.
Породисто выглядел пёс, но и – бедственно:
В репьях экстерьер, воспитанье с огрехами.

Отмыт и откормлен на новом питании,
Приучен на стол не влезать своей мордою,
Мой друг завершил по помойкам скитания.
Стал – просто красавец, животное гордое.

Такой озорной, энергичный, с фигурою
Огромной и с крупными рыжими пятнами.
С ним утра, что ранее виделись хмурыми,
Мне стали казаться почти что приятными.

Недолгой была эта наша идиллия…
В то время я ездил с утра и до вечера,
А где же оставить собаку водиле? Я
С собой его брал. Сочинять было нечего.

А зверь мой боялся, увы, одиночества,
На шкуре его изучив, не в теории.
Мой друг шерстяной без фамилии-отчества,
Не ты виноват в этой грустной истории.

Я дверцу машины захлопнул стремительно,
На встречу уже опоздавший немножечко,
Забыв посмотреть на окно предварительно.
Открытым оно оказалось – окошечко.

И пес испугавшийся: снова-де брошенный –
Стремглав – на дорогу: открыто, пожалуйста,
И тут же был сбит, и упал, как подкошенный,
На ту же дорогу, но метрах, пожалуй, в ста…

Его схоронил в диком парке под липкою,
Там – рядом с Коломенским есть, если знаете.
Давно это было и жизнь – штука хлипкая.
Но я подпишу: посвящается памяти…

    *     *     *    

Вдоль автострад —
убитое зверье.
Как простыня над ними —
ветер века.

Шальная скорость
сделала свое —
Не стой, зверье,
на тропах человека!

Давно ль и я не знал
про авторут,
Живя в дворнягах
и не веря сроду,

Что где-то там
медали раздают
Не за геройство —
Просто за породу!

Таких собак
не выпустят к шоссе,
Ну а дворняги —
Что в них за пропажа!

И два пятна
горят на колесе,
Как две звезды
на кромке фюзеляжа.

Ты не виновен,
слышишь, скорый век!
Я знаю путь
к причине и итогу:

Запомни, зверь,
Не любит человек
Тех, кто ему
Перебежал дорогу!

    *     *     *    

Собаки выступают

Когда агитбригада выступает
наш стадион как будто замирает.
Собаки все прекрасно выполняют,
"преступника" в два счета догоняют.

"Барьер", "Сидеть", "Лежать",
"Апорт", "Стоять"
они сдают лишь на оценку "Пять".

    *     *     *    

Весення сырость,
Растрепанность, гулкость...
Ах, что-то случилось?
Наверное, глупость!
Просто домой принесла
Я щенульку!
Бьет ливень в ладоши,
Танцует чечетку.
Погода взбесилась!
Весь мир под зонтами!
Случилось? Случилось!!!
КАК ЖАЛЬ, ЧТО НЕ С ВАМИ!

    *     *     *    


P.S.: Извините, если не указано авторство, пишите - и все исправим.

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        


© Разработка сайта: Tsarstvo Zari-Eos, 2008 - 2013