mops.by
  Главное Меню
  Главная Страница   
  О питомнике   
  Достижения питомника
  Новости
  Вязки
  Щенки. Предложения
  Результаты выставок
  Наши контакты
  Ссылки
  Наш баннер

Наш диагноз точен и жесток
И болезнь, увы, неизлечима...
Взяв однажды в руки поводок,
Вы поймете этому причину!



Добро пожаловать


Купить щенка, собаку. Вязка собак. Питомники собак. Заводчики собак. Выставки собак в Минске, Молодечно, Бресте, Витебске и др. городах Беларуси.







MiniDog.info Top



Рейтинг Сайтов YandeG

Rating All.BY

Яндекс.Метрика









Каталог на TIGA.BY, а также  новости, работа, объявления, фото и многое другое

Каталог TUT.BY

Белорусский рейтинг MyMinsk.com



free counters


Литературная страничка.


1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        


СОБАКА

Была эпоха ледяного мрака,
Брел Человек, не ведая пути.
Брел Человек. А рядом - шла Собака
И вместе лишь они смогли приют найти.

Собака охраняла Человека,
Его семью, его посевы, скот.
Так повелось аж с бронзового века:
Где человек - собака там живет.

Прошли года, эпохи поменялись
Уж много раз - и был потоп и мор,
Но неизменно вместе оставались
Они всегда - всему наперекор.

Собака развивалась и менялась
Так появились Мопс и Маламут -
Такие разные, но ГЛАВНОЕ - осталось.
Собачья ВЕРНОСТЬ - крепче всяких пут.

И появилось множество созданий -
Левретка, Дог, Овчарки, Далмантин -
Для КАЖДОГО есть друг - коль есть желанье,
То выбор - за тобой! Ты- не один!
Охотник выберет Грейхаунда и Таксу,
Овчарку пастуху НИКТО не заменил,
Смеялся мир над Скотчтерьером Кляксой.
Для каждого СВОЙ пес - любим, красив и мил.

И Человек-Живущий-на-асфальте -
Земная ипостась метущейся души,
Он доверяет ЕЙ - не ведающей фальши -
Собаке - существу, не знающем о лжи.

И я люблю свою собаку - МОПСА
От кончика хвоста до кончиков ушей!
Она - мой талисман, ее святое право -
Со мною быть всегда - в числе моих друзей!

    *     *     *    

Если со свекровью в ссоре,
И румян в продаже нет,
Я на всё махну рукою,
У меня готов ответ:

И я снова всё бросаю,
В руку поводок беру,
И гуляю, я гуляю,
С тойтерьером на ветру.
Мы гуляем с ним, гуляем,
Мы гуляем с ним вдвоём,
Все обиды забываем,
Забываем обо всём.

А у сына в школе двойка,
В драке порваны штаны,
Шапку потерял на стройке,
И кроссовки вновь малы.

И я снова всё бросаю,
В руку поводок беру,
И гуляю, я гуляю,
С тойтерьером на ветру.
Мы гуляем с ним, гуляем,
Мы гуляем с ним вдвоём,
Все обиды забываем,
Забываем обо всём.

Коль с зарплатою проблемы,
Или премий не видать,
Выходить в ночную смену,
Вспоминая чью-то мать...

То тогда я всё бросаю,
В руку поводок беру,
И гуляю, я гуляю,
С тойтерьером на ветру.
Мы гуляем с ним, гуляем,
Мы гуляем с ним вдвоём,
Все обиды забываем,
Забываем обо всём.

А в квартире нету света,
И горячей нет воды.
Обещают воду к лету,
Видно выпили, жиды.

И я снова всё бросаю,
В руку поводок беру,
И гуляю, я гуляю,
С тойтерьером на ветру.
Мы гуляем с ним, гуляем,
Мы гуляем с ним вдвоём,
Все обиды забываем,
Забываем обо всём.
Все о-би-ды за-бы-ва-ем,
За-бы-ва-ем о-бо всём.

    *     *     *    

Ангел потерявшихся собак

А с виду фруктик тот ещё он был -
Бескрыл, небрит, без каменной скрижали.
На небесах его, видать, прижали -
За то, что слишком землю полюбил.

Но слишком знал людей, чтоб им помочь -
И много лет на каждой части суши
Он возвращает в рай собачьи души
Сквозь безысходность воющие в ночь.

Бессменно - от зари и до зари
Он воскрешает детские надежды -
Шаги его всегда смолкают прежде,
Чем громкий лай раздастся у двери.

Гроза катилась, струями хлеща -
Противовесом глыбе мирозданья
Он прикрывал дрожащее созданье
Полой когда-то светлого плаща.

И я подумав - может это сон,
Сказал ему, помягче сделав рожу -
Ты спас щенка - и мне поможешь, может -
Ведь я внутри такой же, как и он.

Застыли, намокая под дождём.
Он буркнул - ты не мой клиент, вообще-то.
По вашей части есть другие где-то.
Но если просишь, так и быть - пойдём.

В чернильности подъездной темноты
Он передал мне дар - живой комочек,
И позвонив - растаял в пасти ночи,
А двери - вся в слезах - открыла ты.

Ну вот - смеёшься - "врёшь ты всё, дурак!" -
Опять не веришь моему рассказу...
Я не встречал его с тех пор ни разу -
Он ангел потерявшихся собак.

(Михаил Янчук)

    *     *     *    

Малыш мой, мне не титулы важны.
Влюбилась сразу, без оглядки.
Я ушки видела твои
И на мордуське полской складки.

А ты тогда ходить еще не мог.
Размером был не больше, чем ботинок.
Хотя уже тогда не жался ты у ног:
И зубки были, и охранял квартиру.

И я везде тебя носила в рюкзаке
И погулять, и в магазин, и на учебу.
А ты хотел ногами топать поскорей.
И поводок, ошейник были чтобы.

Когда подрос, ты вдруг решил, что злые все,
Когда соседский такс цапнул тебя за бок.
Но я тебе сказала, ты поверил мне:
"Ты - самый сильный! Самый смелый!
Ты - Бульдог!"

Потом тебе я показала море,
Больших собак, как выглядит мастиф.
Ты, то - ли от стесненья, то - ли горя
Чуть-чуть смутился, загрустил и как - то сник.

И вот боксершу встретил ты однажды,
Решил, что мамка рОдная твоя:
И мордой вышла, и душой, и даже
Хвостом. С тех пор живете, как одна семья.

Сейчас ты, мальчик мой, большой и умный
Ты такса не боишся, учишь ОКД.
Ты наглый, вредный, толстый, шумный,
Ты все жуешь и в доме ты везде.

Но знаешь, мой мордусь любимый,
Ведь я готова все тебе простить,
За то, что ты придешь,мой милый,
И будешь поиграть с тобой просить.

За то, что зубы рвали под наркозом.
За то, что ты меня не узнавал.
За то, что ты весною, в грозы
Меня от шума защищал.

За то, что спишь ты на диване,
За то, что ешь ты как свинья.
За то, что убегаешь ты к боксерше - "маме".
Мордусь, я так люблю тебя!

Малыш,ты скоро вырастишь совсем.
Станешь большой и мощный и красивый.
На морде будет видно: "Я всех съем!"
И перестанут все кричать:"Какой щеночек милый!"

И мы с тобой весною ЗКС сдадим!
И кучу титулов на выставках получим!
Апорт, и выборку с тобой мы победим!
Ты мой бульдог! Ты - самый лучший!

А как идея насчет деточек тебе?
Невесту тебе знатную подыщем.
Если не против, оставим деточек себе!
Пусть будет их хоть миллион, хоть тыщу!

У нас с тобою будет все, малыш,
И много всяких штук еще случиться!
Забавных, грустных, да пусть даже злых.
Мой друг, нам незачем с тобой делиться!

Собаки век, он короток, увы...
Старее станешь ты, а я взрослее.
Я так хочу, чтобы с тобою мы...
Но вот ведь как... не можем, не умеем...

Мой друг, так больно - ты старик
Нет, не старик - мой старичок любимый.
А я на все готова, только б ты не сник,
Не загрустил, не загрустил, мой милый.

И целовать в слепые глазки
В седую морду, бархотные ушки.
Кормить с руки и не скупясь на ласки
Ежеминутно повторять "Ты-самый лучший!"

Я буду на руках тебя носить
И буду укравать от непогоды,
И, если надо, с ложечки кормить...
Прошу, побудь со мной еще немного.

Тебе не спится? И я не буду спать.
Ты хочешь мяса? Отрежу от себя кусок.
Любимый, верный друг, ты должен знать:
Я так люблю тебя, мой старичок-бульдог!

Когда-нибудь тебя не станет...
Но знай, тебе дорога - только в Рай!
И если там не будешь очень сильно занят,
Хоть изредка меня ты вспоминай...

И вот когда твои потомки
Чуть подрастут и наберуться сил,
Я с гордостью скажу им "Детки,"
Ваш прадед, он... Бульдогом был!

    *     *     *    

За забором пес лохматый сидит
И на всех прохожих мрачно глядит.
Демонстрирует прохожим клыки,
Мол, к забору подходить – не моги!

На заборе том табличка висит
"Злой барбос!" табличка эта гласит.
Соответствует собака вполне,
Дыбом шерсть стоит у ней на спине.

Ты, прохожий, у забора не стой.
Будет "РРРР!" и будет "Гав!" – просто ой!
Ты иди себе, как шел, раз не вор.
Для того тут и построен забор.

Тяжко вечно за забором сидеть.
Можно так и головой заболеть.
И собаку отпускают гулять,
И собаку сразу ту – не узнать.

Стоит только за калитку попасть,
Озаряется улыбкою пасть,
И, хвостярой дружелюбно маша,
Пес гулять идет совсем не спеша.

Люди все – друзья ему, как один.
Пес идет и улыбается им,
Потому что у него выходной.
А потом пора обратно - домой.

И опять он перманентно сердит.
И опять он исподлобья глядит...
И немногие совсем взяли в толк,
Что он добрый-добрый пес, а не волк.

    *     *     *    

Ищу собачника в душе.
Кинолога по жизни может быть...
который без собак не может жить,
Которому нужна такая же....

Мне без собак не нужен рай.
А с ними рай мне в шалаше
Когда я слышу звонкий лай,
Теплеет сразу на душе.

Всю жизнь собаки были рядом
И не умели предавать.
они прощали умным взглядом.
Все то, что люди не простят.

Когда же встал мне выбор трудный
Собака или муж...сказала, пес...
Он шел со мной по жизни трудной.
Он боль не нес, а ты принес...

    *     *     *    

ДРУГ ТЫ МОЙ

Друг ты мой пятнистый, ласковый зайчонок.
Ты такой ершистый, а совсем ребенок.
Ссоришься с питбулем, затеваешь драки,
Пулей подлетаешь к новенькой собаке.

Бегаешь ты быстро, но быстрее время-
Мчится в чистом поле впереди оленя.
Скоро повзрослеешь. Так ведь? Не иначе?...
Я твоих увижу маленьких собачек.

Мягких Далматишек, беленьких, без пятен
Тихих шалунишек. Сам их вид приятен.
А потом горошки побегут по телу,
Пестренькие крошки гавкать станут смело.

Сядет мама рядом и понаблюдает -
Как растут реснички, пятна проступают,
Как чернеют глазки, хвостик как ложится.
Сколько порций "ласки"... когда мама злится -

Получает каждый в виде воспитанья,
Чтоб не делал дважды, после наказанья.
Скоро потеплеет. В парке лес проснется.
Все зазеленеет и мороз уймется.

Мама подобреет и не станет слезок:
Вас не потерять бы мне среди березок...
Спит мой друг пятнистый, ласковый зайчонок,
Сильный и ершистый, но совсем ребенок.

    *     *     *    


Зима и Томик

Зима пришла, моя любовь.
Покровом белым всё одела,
Рождественскую песнь запела
На улицах московских вновь.

В глухой тиши порой ночною
Дворы одаривает снегом,
Окутывает белой негой,
И как бы говорит со мною.

И стали чистыми дорожки,
Блистают звездами сугробы.
Следы, как позолоты пробы,
Где наступают мои ножки.

Холодный воздух чист и светел.
Гуляю ночью белоснежной.
Сияет ночь красою нежной,
Весь город спит, затих и ветер.

А Томик, бегает, играет,
По снегу носится счастливый,
И даже лай его шутливый.
Его Зима так забавляет!

Потом, замёрзнув, в дом войду,
Снежинки отряхну с одежды,
Сoбаки ждут теперь с надеждой,
Когда к их мискам подойду.

Когда собак я покормлю,
Я тихо подойду к окошку,
И буду вдаль смотреть, как кошка,
И не замечу, что уж сплю.

    *     *     *    

Безудержность

Я сижу на индийском ковре.
В мои двери стучит твоя жалость.
Я оставлю её во дворе -
Моя скромная, русская шалость.

Я хочу чай из блюдечка пить,
Обратившись брюнеткой раскосой.
И ни в чем тебе не уступить.
И вбегать к тебе сонной и босой.

Чтоб Огинский дарил полонез,
Васильки и тюльпанов охапки,
А еще, чтобы твой пекинес
По утрам подавал бы мне тапки.

    *     *     *    

Подворье бывшее так пусто...

Подворье бывшее так пусто,
Хожу по стёршимся следам,
И бурьяны восходят густо,
Где огороды были - там

Зияет дом - и я не мимо.
Как всё мертво и гулко тут,
Лишь запахи неуловимо
Ещё житейские живут.

Вот полка, где была икона,
Вот место, где стояла печь.
Какого пасынки закона
Всё это не смогли сберечь,

Ушли на прииски, на поиск
Иных забот, щедрот и льгот.
От голубого платья пояс
Который год хозяйку ждёт.

Но кто-то дышит здесь.
Однако
Я ошибалась, кто-то есть:
Глухая, белая сoбака
Хранит родного дома честь.

Худая, с впалыми боками,
Сердито на меня глядит
И перед жирными кусками,
Как подобает, устоит.

Я выхожу.
Собака тоже.
Она довольна - я была
Предобросовестной прохожей,
Я ни пылинки не взяла.

Река течёт под жёлтой кручей.
На дальнем берегу сосна,
как будто бы в тоске горючей
К седой волне наклонена.

Как я звала собаку эту
Движеньем глаз, и губ, и рук
Идти со мной по белу свету -
Кому не нужен верный друг!

Она не слышала, глухая,
Но понимала и в ответ,
Хвостом опущенным махая,
Мне молча отвечала:
- Нет!

(Лариса Васильева)

    *     *     *    

О патриотизме

Вот жили блохи на одной сoбаке,
Кто на хвосте, а кто - на животе;
У тех и у других, всегда готовых к драке,
Патриотизм был на высоте.

На животе все прилагали силы,
Чтоб каждый с детства патриотом рос,
А их враги до неба возносили
Собаки часть с названьем кратким - хвост.

Жила собака и того не знала,
Что блохами давно поделена,
И то, что зоной интереса стала
Для блох её немытая спина.

Они в мечтах всей псарней овладели
И воеводы их всегда у дел,
Но блох ряды заметно поредели
В сраженьях за собаки передел.

Нет, не сторонник я патриотизма -
Ведь Мать-Земля одна у нас на всех.
Медузе группового эгоизма
Мой приговор - поднять её на смех.

(Илья Порфирьев)

    *     *     *    

Бульдог и таксик

Над косточкой сидел бульдог,
Привязанный к столбу.
Подходит таксик маленький
С морщинками на лбу.

«Послушайте, бульдог, бульдог», -
Сказал незванный гость.
«Позвольте мне, бульдог, бульдог,
Докушать эту кость!»

Рычит бульдог на таксика:
«Не дам вам ничего!»
Бежит бульдог за таксиком
А таксик от него.

Бегут они вокруг столба,
Как зверь бульдог рычит,
И цепь гремит вокруг столба,
Вокруг столба гремит.

Теперь бульдогу косточку
Не взять уже никак.
А таксик, взявши косточку
Сказал бульдогу так:

«Пора мне на свидание,
Уж восемь без пяти,
Как поздно, До свидания
Сидите на цепи».

(Даниил Хармс)

    *     *     *    

Песня о маленькой собачке

У одной Собачки - хвостик,
У другой Собачки - носик,
А у Маленькой Собачки
Нет ни носа, ни хвоста.
Нету лапок,
Нету шёрстки,
Нету ушек,
Нету глазок...
Всё, что есть у той собачки,
Всё -
СПЛОШНАЯ КРАСОТА!!!

(Борис Владимирович Заходер)

    *     *     *    

Песня бездомных собак

Ах,
Плохо бездомным,
Плохо голодным,
Таким беззащитным,
Таким беспородным!..

Никто нас не любит,
Никто не ласкает...
Никто на порог
Нас к себе не пускает!

Ах,
Как мы страдаем
От мук одиночества!
И нам
Человеческой радости хочется!

За что нас не любят?
За что презирают?
Зачем с нами дети
Так редко играют?

Да,
Плохо живётся
Без друга-хозяина!
Поэтому все мы
И воем отчаянно...

Но кто нас полюбит,
Кто нас пожалеет -
Об этом
Ни капельки
Не пожалеет.

(Борис Владимирович Заходер)

    *     *     *    

Посвящается бультерьеру Лаки

Тёплый вечер входил в тишину Комарова,
И не ново нам было встречать его врозь.
Я тебе постелил мягкий лапник еловый
И земли бросил тёплую горсть.

Будут сосны шуметь, ветер дунет с залива,
Где ты белой стрелой белых чаек гонял.
И я помню твой смех - он всегда был счастливым,
Ведь ни в чём ты отказа не знал.

Беспокоен и тревожен сон,
Не всегда безмятежно жить.
Я проснусь - ты в моё лицо
Тёплым носом своим уткнись.

Как сбежать мне от дикой негаснущей боли
И куда, если в круге мирском пустота?
Боже, как я любил, возвращаясь с гастролей,
Встретить белый пропеллер хвоста.

А ты однажды мне рассказал,
Что наступит чудесный миг,
И разбудит мои глаза
Твой шершавый лизун-язык.

Знает Бог лишь один, как мы весело жили,
Целовались и дрались в высокой траве.
Я мечтал, чтоб ты спел у меня на могиле,
А так вышло, я взвыл на твоей.

(Александр Розенбаум)

    *     *     *    

ЛАВР, МАЛЕНЬКИЙ ПУДЕЛЬ

Свернувшись, дремлет на диване
Мой пуделёк. И в полусне
Он видит образы – в тумане,
Который не представить мне.
(от имени его попробую
я, сколь сумею, говорить)
…дом шумный! В этом доме долго я
смогу ли без вниманья жить?
Три кошки тут, с одною в общем
Легко достаточно дружить.
С другими – чрезвычайно сложно.

И тявкает собачка, ропщет,
Желает ласку получить,
Что совершенно невозможно.
…вскочив, резвится пуделёк.
Хвостом виляет, скачет!
Ныне
Он знает каждый уголок,
Любое сочетанье линий
В квартире нашей, где живёт
Хозяином четвёртый год.

Взгрустнув. Калачиком свернётся,
Исподтишка следит за мной.
(бывало – ловит лучик солнца,
и увлекается игрой)
А помнит путь в машине той,
Что привезла его сюда?
Он волновался – ах! Беда!
Путь вился лентой вихревой.
В окне струился белый-белый
Переливающийся снег.

Я гладил пуделя – несмелый,
Весьма печальный человек.
Я руку протяну –
Он рядом:
Пушистый, тёплый и родной,
И излучающий покой.
Он в тишине вбирает взглядом
Квартирный мир – его и мой.

(Александр Балтин)

    *     *     *    

Когда хозяин Ваш затих
Надолго с книжкой в ванной,
Легко найти свои пути
В мечту, в свою нирвану!

Ну, например: залезть на стол –
Там вкусного ни мало,
И скушать это, а потом
Нырнуть под одеяло!

А можно просто помечтать
О самом сокровенном –
Душе ведь хочется летать…
Но в кресле, непременно!

    *     *     *    


Надпись на могиле ньюфаундлендской собаки

(В саду Ньюстедского аббатства в Англии
поэтом был поставлен памятник
любимой сoбаке по кличке Ботсвен.
Но белом мраморе памятника
выгравирована сочиненная Байроном эпитафия,
которая в дальнейшем стала
основой для его стихотворения.)


«Здесь
Погребены Останки того,
Кто обладал Красотой без Тщеславия,
Силой без Наглости,
Храбростью без Жестокости,
И всеми Добродетелями
Человека без его Пороков.
Эта Похвала могла бы стать
ничего не значащей Лестью,
Будь она над прахом человека,
Но она - справедливая дань Памяти
Ботсвена, Собаки,
Родившейся в Ньюфаундленде, в мае 1803,
И скончавшейся в Ньюстедском
аббатстве 18 ноября 1808 г.»


Когда надменный герцог или граф
Вернется в землю, славы не стяжав,
Зовут ваятеля с его резцом
И ставят памятник над мертвецом.
Конечно, надпись будет говорить
Не кем он был, - кем только мог бы быть.
А этот бедный пес, вернейший друг,
Усерднейший из всех усердных слуг, -
Он как умел хозяину служил,
Он только для него дышал и жил, -
И что ж? Забыты преданность и труд.
И даже душу в нем не признают:
Его кумир, всесильный господин,
На небесах желает быть один.
О человек, слепой жилец времен!
Ты рабством или властью развращен,
Кто знал тебя, гнушается тобой,
Презренный прах с презренною судьбой!
Любовь твоя - разврат, а дружба - ложь,
Ты словом и улыбкой предаешь!
Твоя порода чванна и горда,
Но за нее краснеешь от стыда.
Ступай к богатым склепам - и не стой
Над этой урной, скромной и простой.
Она останки друга сторожит.
Один был друг - и тот в земле лежит.


(В завещании 1811 года Барон указал,
что желает быть похороненным здесь же,
рядом с могилой любимого пса,
однако его воля не была выполнена.)


(Джордж Ноэл Гордон Байрон
Ньюстедское аббатство, Ноттингемпшир,
30 октября 1808)

    *     *     *    

Не вините себя, не ругайте!
Вы ведь сделали всё, что смогли!
И не плачьте по нам, не рыдайте,
Отпустите скорей нас с земли.

Мы ушли из живых, но остались,
В Ваших душах и Ваших сердцах.
Мы придем к Вам, когда нас не ждете,
В самых теплых и радостных снах.

Промурчим Вам на ушко тихонько,
Или звонко пролаем - “Привет!”
Как и прежде, потремся о руку,
Как и прежде попросим котлет.

Но однажды, когда Вы поймете,
Что и Ваш час последний пришел,
Мы придем к Вам и будем навеки,
Вместе будем, где всем хорошо.

    *     *     *    

Про «тяжелую» Ирискину жизнь,
или размышления одной
очень баловной, но очень любимой собаки.

Над попою моею сгустились злые тучи
Вчера у нас гроза ужасная была.
А все из-за чего? Подумаешь, по случаю
Хозяйке съела шубу…И туфель погрызла.

Мне просто было скучно, со Слаем мы играли.
Как будто бы я моль – а он меня боится.
Как будто я такая, моль страшная, большая…
Так здорово нам было играть и веселиться.

Они меня газетой…Обиделась смертельно.
Ведь знают же, что с детства я не люблю газет.
Пойду и на кровать им написаю за это.
И целовать не буду ! И разверну обед !

А может лучше сразу объявить голодовку?
Лежать демонстративно и, грустно так, вздыхать.
Тогда они «попрыгают», тогда они «поскачут»
Будут просить прощенья и меня развлекать.

Скажут - «Не жалко шубу, на, скушай второй туфель,
Ведь мы тебя так любим !!! Забудем обо всем !
Ведь ты же наша доча, ну, а любовь ребенка
Не станем же мы мерить каким-то барахлом !!!»

    *     *     *    

МОЕЙ БОЛЬНОЙ СОБАКЕ

Не смыслишь, зверек, ты в здоровье своем,
а плох ты дружище: искусан, изранен.
Но мы поживем еще, поживем
И вместе потом стариками станем.

Я тоже, брат, боле, сосу валидол,
А, видишь, спокоен. Держаться надо!
Собаками пахнет в лечебнице стол.
Лежи и не бойся белых халатов.

Клыки у тебя по-боксерски остры
И мышцы под тонкою шкурой упруги,
Но чувствуешь: руки врача и сестры
Желают добра. Ты лизнул эти руки.

Живу, не забавами дни торопя,
И все же, чтоб тверже шагалось в ногу,
Хочу доброты занять у тебя
И злости занять у тебя хоть немного.

Искусан лежишь. Но накупим лекарств,
Таких, что не каждой собаке известны.
Не очень уже и весна далека
С аптекою трав полезных.

(С. Щипачев)

    *     *     *    

«Ой, извините, я по поводу щенят.
Мои друзья купить сенбернарчика хотят:
Ребенок просит – дни и ночи напролет!
Щенку пять месяцев? Боюсь, не подойдет...
У них малыш, нужна игрушка для него,
А взрослый пес – тут неизвестно, кто кого...
За хвост ребеночек подергает шутя –
А пес возьмет да поцарапает дитя!
Нам нужен месячный, к чему я и клоню...
Как «слишком рано»? Да? Ну я перезвоню...»

«Я в Интернете объявление прочел:
Всем сенчикам вашего щенка я предпочел!
Глаза какие! И окрасище какой!
А сколько стоит? Сколько тысяч?!!! Боже мой...
Ну да, порода... содержание... меню...
Что, все так дорого?! Ну я перезвоню...»

«Питомник? Здравствуйте!
Мне срочно нужен щен!
По фотографии – такой вполне сойдет.
Он с документами? С прививками? Тогда
Я к вам подъеду. Продиктуйте-ка, куда.
Как, это пригород? Ужасно далеко...
Нет, я с машиной, и добраться мне легко.
Но извините, я чуть-чуть повременю...
Еще подумаю – и вам перезвоню»...

...С недавних пор я ненавижу телефон.
Саму традицию обмена номерами,
Звонки будильника и офисный трезвон,
Игру созвучьями в ущерб игре словами.
Который раз – кто с аппарата, кто с трубы, -
Мне дарит радость ожиданья перезвона.
Да эта песня всем заводчикам знакома!
За это «я перезвоню»
убила бы!

а сенбернарчик знай раскинет лапки и урчит:
«Погладь мне пузо, я как раз наелся мяса.
В конце концов мои глаза – как угольки,
Я натурально рыже белого окраса
И ты же знаешь – просто так не продаюсь!
Мой нежный плюш не для любителей дерюги.
Я без хозяина остаться не боюсь!
Щенка красивей не найти во всей округе,
А уж тем паче в этой чертовой дыре,
Где бродят помеси бульдога с носорогом...
Давай-ка лучше поучаствуешь в игре –
Со мной за мячиком побегаешь немного...»

...Сиди, заводчик, в ожидании звонков,
Считая «прибыль» загребущими руками...
Зарплата съедена рекламой всех щенков,
Аванс и премия – самими же щенками...
Но нос не вешай! – лучше хлебушка кусни.
И будь уверен, что не все еще пропало,
Коль в холодильнике стоит «Royal Canin»
И сенбернарчики ластятся, наевшись до отвала!

    *     *     *    

Два одиночества в городе чёрном и вьюжном
Встретились вечером, полным январского мрака –
Старый актёр, отчего-то вдруг ставший ненужным,
И надоевшая видно кому-то собака.

Два одиночества грустно в глаза посмотрели,
В них у обоих – тоска и сквозит недоверье.
Хвост колыхнулся собачий с надеждой лишь еле,
Замер актёр у подъезда с закрытою дверью.

Два одиночества, ... долгие годы промчались,
Отдан талант человечий и псиная вера.
Знать, неспроста этой ночью они повстречались,
Две безысходности возле замёрзшего сквера.

Сердце актёра пронзила безумная жалость,
Он протянул бедолаге открытую руку,
Та же всем телом к ногам его быстро прижалась,
Мелкая дрожь сотрясала замёрзшую суку.

Два одиночества, вместе поднялись к квартире,
Город оставив за дверью глухой и жестокий,
Два одиночества в этом заснеженном мире
Знали, что больше не будут они одиноки…

    *     *     *    

На остановке возле сквера,
Напротив шумного вокзала,
Собака..,брошена, наверное,
Или хозяев потеряла.

Берет с ладони осторожно,
Все, что дадут; благодарит!
В глаза смотреть ей невозможно...
Приняв отсутствующий вид,

Все ждут, когда она исчезнет -
Ведь с глаз долой, из сердца - вон?
Густая шерсть уже облезла,
И бок до кожи опален.

Лежит под лавкой, что-то гложет -
То кость какую - то, то прут.
За всяким увязаться может
В надежде, что ее возьмут!

Но...возвращается упорно
Под эту лавку каждый раз,
Уронит в лапы свою морду,
А слезы катятся из глаз ...

Ошейник шее исхудалой
Уже не нужен, как и то,
Что ее верность опоздала,
По крайней мере, лет на сто.

Четыре лапы, хвост да уши -
Чем тут отбиться от камней?
Ей нужен дом и очень нужен
Один из тысячи людей...

Все ограничится подачкой
Смахнув чего-то там со щек,
Ей скажут ласково :" Собачка,
Я завтра принесу еще..."

Ей не решить такого ребуса,
Иная мудрость ей дана:
На остановке ждут троллейбуса,
И лишь хозяина - она...

    *     *     *    

Это всё.. ты ушла во черашние сны,
Для тебя не наступит завтра
Это ты а не я на пороге весны
Умерла не дождавшись заката
И рассвет встретишь там
Среди утренних звёзд
Про тебя мой сынишка спросит...
Я скажу, не сумев
Скрыть своих горьких слёз
" Она там куда Бог всех уносит"
"Где же мама.. поедем скорее туда
Ей без нас там так будет скучно!"
" Мы не сможем не ходят туда поезда"-
Я отвечу почти беззвучно
-" Милый мой не вернётся она пока,
Её добрые ангелы лечат...
Видишь звёздные яркие те облака?"
Ты для слова холодного Вечность
Слишком мал ещё.. как же тебе объяснить
Не горюй мой малыш, ты слышиш...
Эта хрупкая, тонкая, нежная нить
Не порвётся и ты увидишь
И не раз среди солнечных тёплых снов
Как она тебе радостно лает
Слава Богу в запасе твоих первых слов
Нету страшного: Умирает
Верь мне милый всё будет прекрасно у нас
Ты и я и наша собака-
Отвернусь, чтоб не видел моих грустных глаз
Чтобы тоже не начал плакать
Я поплачу тихонько одна у окна
Оперевшись на подоконник
Я окликну сынишку в ответ тишина
Он ведь строит свой сказочный домик!

    *     *     *    

День Глиста.

Как чудесно в воскресенье,
Наплевавши на глистов,
Просыпаться в окруженьи
Лапов, попов и хвостов!
Я б,наверно, вновь уснула,
Только вдруг из-под хвоста
Мне приветливо вильнуло
Тельце бледное глиста.
Жалко мне беднягу стало,
И чтоб их не видеть тел,
Быстро псам дала Дронтала,
И еще Каниквантел.
День проходит. Спят лошадки,
Кошка спит и пять котят.
В славных беленьких кроватках
Детки маленькие спят,
Спят эрдельки, спят пшенюшки,
Зимний вечер за окном...
Ну а на моей подушке
Спят глисты последним сном.
Но - поймут меня подружки -
Все равно ведь - красота
Видеть утром на подушке
Восемь лап и два хвоста!!!!

    *     *     *    


P.S.: Извините, если не указано авторство, пишите - и все исправим.

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31    


32     33     34     35     36        


© Разработка сайта: Tsarstvo Zari-Eos, 2008 - 2013